Главаня
Купить оптом
Цены
Контакты
Наши партнеры
Статьи






Липовый мед
Цветочный мед
Гречишний мед
Донниковый мед
Мед в сотах
Маточное молочко
Перга
Пыльца
 

Как стать заготовителем меда


Как сдать мед максимально выгодно? — Pasekoff.com

Ответ на этот вопрос волнует всех пчеловодов, без исключения. В то же время из-за нехватки экономических (рыночных) знаний понятие «максимальной выгоды» трактуются весьма неоднозначно.

Например, «фетишем» в прошлом году стала цена меда в 50 грн./кг. Пасечники, поставившие себе целью во что бы сдать мед по такой цене, смеялись с коллег, которые из-под медогонки продавали по 37 грн./кг.

Так кто же на самом деле прав? Пасечники, которые сдали мед в начале августа, имели возможность купить доллары по 26 грн/USD. То есть, реальная цена превысила $1.4 за кило. И часть этих средств можно направить на развитие хозяйства. Тот, кто упорно ждет 50 грн./ кг. и сидит на бочках с медом, видимо и не осознает, что сейчас при курсе 29 грн/USD — это уже не почти $2 как летом, когда была поставлена цель, а только $1,72/кг.

Уже во второй половине января закупочная цена начала подтягиваться к вожделенным 50 грн/кг. Но этот рост — больше номинальный и отражает рост курса! Терпеливые пасечники конечно дождутся вожделенных 50 грн/кг. Вопрос только, каким будет на тот момент курс. Если 30 грн/USD, реальная цена составит $1,67/кг. Конечно, это больше, чем $1,4. Но пасечник, который продал мед полгода назад, уже готов к новому сезону. А «мечтатель» все еще ждет! А время — деньги!

Некоторые пчеловоды утверждают, что готовы приобрести новую тару под новый урожай, а «старый» пусть ждет цены. Такой подход далек от бизнесового.

Мы рассмотрели крайние варианты, которые не являются оптимальными. Искусство заключается в поиске золотой середины.

Лучше — раньше

При прочих равных условиях, лучше реализовать мед раньше, чем позже. Но не стоит слишком спешить, чтобы не оказаться в числе первых. Практика показывает: первыми стабильно сдают мед те пчеловоды, которым крайне нужны средства, или «любители, которые не ценят свой труд». Заготовители-экспортеры это осознают и стартуют с заведомо заниженной цены. В прошлом году это было 35 грн./кг. А зачем платить больше? Как ни странно, были пасечники, которые успели сдать мед по такой цене, хотя она не продержалась и пары недель. Далее, после того, как мед сдали нуждающиеся, цена обычно возрастает. Но многое зависит от поведения пчеловодов, которое в свою очередь зависит от сбора меда. Если предложение уменьшается — цена растет. Если же продолжают сдавать по существующей цене, то не факт. Зачем ее поднимать? То есть, между заготовителями и пчеловодами происходит психологическая борьба.

Результат зависит от информации об объемах нового урожая. В прошлом году, по оценкам, урожай был не очень, соответственно и наблюдался стремительный рост закупочной цены. Конечно, больше всего повезло тем, кто сдался в октябре «на пике» цены, когда она вплотную приблизилась к 50 грн/кг. Но именно «повезло», потому что, скажем, было немало случаев, когда анализ брали по одной цене, а потом уже предложили совсем другую.

Спрогнозировать ценовой «пик» и воспользоваться им — объективно почти нереально! Поэтому, следует придерживаться правила «лучше синица в руках…».

Читайте так же

Показателен следующий пример.

Пасечник «средней руки» Юрий Коваленко из Никополя решил не откладывать сдачу меда в долгий ящик и занялся этим вопросом в августе, когда средняя цена по рынку была в районе 42 грн./кг. Он с тремя коллегами сформировали партию в 10 тонн и решил устроить заочный аукцион. Прозвонив нескольких местных заготовителей, каждый последующий из которых добавлял к цене по 50 коп., они остановились на новом игроке рынка, который предложил 44 грн./кг. Анализ делался дольше, чем договаривались (более 2 недель), но в итоге пасечник успел купить доллары по 26,3 грн. То есть, реальная цена сдачи, — более $1,67/кг. И (это, конечно, не $1.8 как на пике, но и не $1.4 из-под медогонки)! Чем не оптимальный вариант?

Медовая «полигамия»

Другой практический ход для получения как можно более высокой цены — это хорошо поторговаться, позволив взять пробы сразу нескольким заготовителям/экспортерам. Это метод не очень цивилизованный, но к нему пасечников подтолкнули сами трейдеры. Еще совсем недавно после забора проб на анализ, заготовитель пломбировал тару, таким образом «связывая» пасечника и получая возможность «вить из него веревки»: затягивал анализ, торговался и даже шантажировал. Сейчас пасечники стали умнее и уже не позволяют пломбировать тару после отбора проб, или же предупреждают, что все равно сорвут пломбы. Таким образом, пчеловоды восстановили «статус-кво»: они дают пробы нескольким заготовителям и получают возможность торговаться, сдавая мед по максимальной цене именно на момент физической отгрузки, а не отбора проб! Этот момент особенно актуален, когда цена быстро меняется. К примеру, скупая мед в августе-октябре, заготовители во время отбора проб сами обещали пчеловодам цену, которая сложится на момент отгрузки. Но когда цена вдруг начала падать, то было немало недоразумений. Пасечники обвиняли в нечестности экспортеров, которые предложили цену ниже оговоренной при отборе проб. Например, договаривались по «пиковой» цене в 49 грн./кг, а предложили только 45 грн./кг.

Конечно, такое поведение не добавляет баллов трейдерам, но и называть нарушение устных договоренностей «кидком» — преувеличение. Такие реальные правила игры на этом, пока «диком», нецивилизованном рынке. Ничего личного — только бизнес!

Глобально, эта «медовая полигамия», когда пробы берутся нескольким трейдерам, вредит рынку, снижает эффективность всей цепочки. Во-первых, на один и тот же мед делается несколько анализов, то есть лишние издержки на ровном месте. Во-вторых, тара не пломбируется, и, следовательно, у трейдера нет гарантий, что он забрал именно тот мед, из которого взял пробы. Поэтому, иногда экспортеры вынуждены осуществлять дополнительный «входной» анализ меда, что удваивает их расходы… Но повторимся: трейдеры сами виноваты, не надо было в свое время злоупотреблять (ценам, антибиотиком). А теперь попробуй разорви этот порочный круг.

Кстати, быть обманутым пасечник рискует на этапе взвешивания меда. Заготовители нередко используют «заряженные» веса. То есть, следует обязательно иметь свои, к которым есть доверие.

Ищите и обрящете!

И еще один вариант получить максимальную цену — это найти эксклюзивный вариант. В условиях «дикости» рынка всегда есть возможность сорвать свой мини «джек-пот», сдав мед какому-то новичку, который вынужден демпинговать. Яркий пример — ноябрь-декабрь прошлого года. Когда крупные экспортеры, затарившись под завязку, резко сбросили цены до 42-43 грн./кг. и почти прекратили принимать мед по выгодным 45-47 грн.кг., но единичных предложений было немало.

Заготовители меда: казнить нельзя помиловать? — Pasekoff.com

Проанализировав цепочку меда от пчеловода к экспортеру, можно логически задаться вопросом: а почему бы не убрать из него посредников в виде заготовителей? Известно, что на этом участке цепочки происходит удорожание меда на 3-5 грн. Так почему бы пчеловоду не положить их в собственный карман в виде хорошего ценового бонуса? Но на самом деле все не так просто …

Чем же занимаются заготовители меда?

Для начала выясним, какие именно функции выполняют заготовители? Какова их роль?

Во-первых, это — посредническая функция, которая включает: поиск, консолидацию необходимых объемов меда и связанную с этим логистику. То есть, именно заготовитель работает непосредственно даже с мелкими пчеловодами, которые имеют всего несколько сотен кило «лишнего» меда. В процессе заготовитель, как правило, трижды приезжает к пасечнику: для отбора проб, для забора меда, для возврата тары. Это все затраты труда и средств!

Во-вторых, нередко именно заготовителям приходится легализовать мед. Пасечники, которых по документам не существует и которые готовы сдавать мед без документов, чтобы не потерять субсидию, может и не догадываются о необходимости этой процедуры. А она является обязательной, потому что мед без документов приравнивается к краденому со всеми вытекающими последствиями. Поэтому под него обязательно должны подкладываться все необходимые бумаги, идентифицирующие пасечника и пасеку; пусть даже и поддельные.

В-третьих, хотя и считается, что заготовители работают за счет экспортеров, на самом деле посредники нередко »вкладывают» в дело и собственные оборотные средства. Это — дополнительный источник насыщения рынка финансами. Соответственно, и пасечники имеют возможность поскорее получить деньги за свой мед. Это — безусловно позитив!

В-четвертых, заготовители, как правило, сотрудничают с несколькими экспортерами. То есть, имеют больше возможностей «пристроить» мед пасечника, который вдруг почему-то не подошел одном экспортеру, другим игрокам рынка. Как видим, «барыги», как часто пчеловоды называют заготовителей, на самом деле едят свой хлеб не зря.

Тайны заготовки меда

Рынок заготовителей в отличие от экспортеров является менее цивилизованным и стихийным. Заготовители нигде специально не регистрируются, поэтому их реального количества не знает никто. Кстати, как и пасечников… В последний сезон немало заготовителей жалуются на падение персональных объемов заготовки, хотя общие объемы рынка выросли. Это может свидетельствовать как об увеличении количества заготовителей, так и о том, что все больше меда идет от пасечников к экспортерам напрямую, без посредников! Заготовители бывают разной солидности: от простых агентов, которые по поручению конкретного экспортера выполняют вышеуказанные функции за соответствующее вознаграждение, в крупных независимых игроков, имеющих собственные склады, собственные оборотные средства, лаборатории и уже пробуют самостоятельно экспортировать мед за границу. В качестве примеров таких компаний можно привести «Вкус меда» и «Мир меда» (экспортер — «VRM-Ahro»). Соответственно, и схемы сотрудничества также очень отличаются. Какой-то более-менее устойчивой схемы взаимодействия заготовителей с экспортерами, которую можно было бы рассматривать как стандартную для рынка, просто не существует! Это — множество индивидуальных случаев с кучей исключений… Следовательно, ценообразование тоже не является прозрачным.

Годовые объемы заготовки меда разные: от нескольких десятков — у мелких заготовителей, до тысячи тонн — в больших!

Чаще всего в заготовители идут сами пасечники, имеющих предпринимательскую жилку. Обычно все начинается с поиска вариантов выгодной сдачи собственного меда. Для этого из числа коллег подыскиваются компаньоны. Затем на определенном этапе приходит понимание, что на заготовке можно заработать больше, чем на самой пасеке. Так пасечник превращается в «барыгу». Но чтобы не вызвать гнева, он продолжает рассказывать коллегам, что имеет пасеку в несколько сотен семей. Нередко пасека, действительно, остается. Как минимум, она понадобится для легализации чужого меда без документов. Читаешь интернет и видишь, как пользователь, который декларирует более сотни пчелосемей, еще год-два назад торговал медом на рынке, а сейчас уже «ворочает» десятками тонн, организуя неформальные объединения для оптовой сдачи меда! Заготовители, как правило, не ограничиваются исключительно медовой деятельностью. Они, как правило, имеют свои пчеломагазины, предлагают пчеловодам инвентарь, ульи, весной — пчелопакеты. Лояльным пчеловодам предоставляют скидки. То есть делают все, чтобы сплотить вокруг себя значительные объемы качественного меда. Будучи квалифицированными пчеловодами, они могут предоставить качественную консультативную поддержку. Вырисовывается неплохая схема сотрудничества. Кстати, когда мы говорим о «тайном» звене заготовителей, то имеется в виду отсутствие централизованной информации о таких группировках в открытом доступе. На местах же преимущественно все пчеловоды (по крайней мере, крупные) знают своих героев: кто на кого и с кем работает и тому подобное. Заготовители находятся в постоянном поиске новой клиентуры. Для расширения клиентской базы заготовители покупают базы контактов пчеловодческих интернет-магазине. Поэтому не следует удивляться, если вам вдруг SMS-кой поступает предложение сдать мед вместе, хоть вы ни разу этого не делали, и вообще специализируетесь на выводе блжоломаток…

Быть или не быть?

Таким образом, заготовители выполняют немало важных функций, и категорически отказаться от их услуг, пожалуй, не получится. Кстати, когда речь идет о вознаграждении заготовителя, что в среднем составляет 3 грн./кг., то следует понимать, что речь идет о доходе (не прибыль), от которого еще следует вычесть расходы, в частности, на транспорт и грузчиков. Конечно, эти расходы напрямую будут зависеть от объемов отдельных партий. Одно дело собрать 20 тонн меда у пасечников, имеющие по 2-3 тонны, и совсем другое — по 500 кг. Итак, успешность заготовителя во многом зависит от умения правильно решать логистическую задачу. Странно только, что до сих пор закупочная цена для различных объемов (что 300 кг, что 3 тонны) почти не отличается. Даже если предположить, что заготовитель зарабатывает 2 грн/кг «чистыми», то доход заготовителя «средней руки» от заготовки 100 тонн в год составит 200 тыс. грн. Неплохо, но без фанатизма…

В то же время, крупные пчеловоды, которые имеют значительные объемы меда, скажем от 10 тонн (это пасека примерно в 200 пчелосемей) по праву считают, шо заготовители наживаются на них даром. За бонус в несколько гривен на кило крупные пчеловоды предпочитают работать напрямую с экспортером и готовы сами привезти мед на завод. А вот заинтересованы ли в работе напрямую хотя бы только с крупными пчеловодами сами экспортеры — это еще большой вопрос. Так, многие экспортеры декларируют такую возможность на своих сайтах, а некоторые даже в публичных выступлениях ратуют за сотрудничество с пчеловодами без посредников. Некоторые реально делают ставку на «прямое» сотрудничество, но медленно скатываются в рейтингах…

На самом деле, очевидно, что отказаться от услуг посредников полностью экспортеры никак не могут, потому что львиная доля меда производится мелкими производителями! Делать исключения для крупных, но пока очень немногочисленных пасек, тоже как-то не с руки. Тем более, что таким образом посредники потеряют заработок, а это как-то не по-партнерски. Поэтому иногда экспортеры выставляют для заготовителей и пасечников разные закупочные цены (для пасечников — ниже)…

Читайте так же

Очевидно, що экспортерам-бизнесменам даже общаться проще с подкованными в бизнес-вопросах заготовителями. Прямой коммуникации «экспортер-пасечник» часто мешает именно низкий уровень бизнес-осведомленности пчеловодов. В то же время, заготовитель — это идеальный коммуникатор, который говорит на одном языке как с одним, так и с другим. Кстати, это еще одна важная функция посредников!

Еще стоит обратить внимание на логистический момент. Многие производства крупных экспортеров расположены в регионах страны, относительно бедных на мед. В частности, лидер рынка «Бартник» имеет производство в Хмельницкой, «Медовый Край» — Ровенской, «Лумели» — Винницкой. Аналогично «Декания-Пак» и «Сан Би Украина» — Киевская область. Многие пасечники с юго-востока повезут им мед, когда под боком «Содружество» (Херсонская область), «Агро Ист Трейл» (Николаевская)?

И объемы экспортеров интересуют «не детские». Например, «Аскания-Пак» выдвигает требование к своим заготовителям обеспечивать на сезон не менее 500 тонн меда.

Такие аппетиты! Куда там пчеловоду. Даже и с 20-ю тоннами (около 400 пчелосемей). Вместе с тем есть и более мелкие экспортеры, более сговорчивые. Итак, крупным пчеловодам в любом случае стоит искать варианты сотрудничества напрямую. Опыт показывает, что это возможно, когда объемы меда в количестве 20 тонн (один грузовик) даже от разных пасечников концентрируются в одном месте в стандартной таре 200-ти литровых пищевых бочках!

Но для практической реализации таких «прямых» сделок инициатива должна исходить именно от пасечников. Нужно самим «выходить» на экспортеров и общаться, искать компромисс. Сидеть и ждать, что экспортер придет сам и предложит выгодные условия — бесполезно…

Расходы экспортеров

Очень часто пчеловоды рядом с заготовителями называют «барыгами» и самых экспортеров. Мол, они ничего не делают, а только на нас наживаются. На самом деле, хоть процесс подготовки меда к экспорту не сложный, расходов хватает.

Во-первых, надо построить завод и лабораторию. Может это и не стоит 10 млн. евро, как декларируют отдельные экспортеры, но несколько миллионов «зеленых» — точно. Эти расходы должны списываться на стоимость готовой продукции постепенно (амортизироваться). Учитывая неполную загруженность производств, отчисления на единицу продукции должны быть немаленькие.

Во-вторых, для организации заготовки меда и его экспорта нужно иметь оборотные средства. По словам экспортеров, от момента закупки меда у пасечника до поступления средств от зарубежного контрагента проходят месяцы. Приходилось слышать цифру в 4-5 месяцев! Банковские кредиты сейчас стоят от 20% годовых!

Валерий Горбань, совладелец компании «Аскания-Пак», оценил расходы экспортера в 30 евроцентов на килограмме. То есть, больше 10 грн. Директор компании «Меганом-АП» Анатолий Салган оценил расходы больше — в 11 грн. (включая доставку в Германию). То есть, если пасечник осенью получил за мед от заготовителя 45 грн/кг, то экспортеру он обошелся в 48 грн/кг. Плюс накладные расходы 10 грн, выходим на себестоимость в 58 грн/кг. Если этот мед был экспортирован в декабре-2017 по цене в 2,23 грн/USD (официальная средневзвешенная цена), то после обязательной продажи валютной выручки экспортер получил 62,5 грн./кг. То есть, номинальный доход — 4,5 грн./кг.

Это соответствует марже (навару) в 10%. Много это или мало — риторический вопрос.

Как начать свое дело: мед "SOTЫ" – bit.ua

В рубрике «Как начать свое дело» bit.ua знакомит с молодыми украинскими предпринимателями, которым удалось создать успешный бизнес с небольшими вложениями. В новом выпуске сооснователь бренда медовых подарков “SOTЫ” Екатерина Кочержинская рассказывает о том, как превратить семейную традицию пчеловодства в свое дело и покорить Киев.

С чего все началось

01/4

Наша пасека была основана на Житомирщине в 1920-х годах, а традиция пчеловодства передавалась из поколения в поколение. Сейчас хозяйством занимается семья дяди. С самого детства он ходил с дедушкой на пасеку и наблюдал за пчелами. Теперь может говорить о них часами, знает много секретов, например, как собрать 7 сортов меда за сезон. Уже сейчас, в начале августа, он готовится к следующей весне, чтобы собрать самый первый, вербовый мед.

Сорта верба-одуванчик, малина-черника, иван-чай, клен-медунка очень редкие и высоко ценятся в Украине.

Родители мужа давно хотели создать магазин, где могли бы продавать продукты пчеловодства, а мы с Валерой мечтали о переменах. И вот с нового года решили начать новую жизнь. Так появился стартап “SOTЫ”.

Первые шаги

01/2

Муж уволился с должности юриста, и уже 2 января мы взялись за дело. Изучили мед, который продается в магазинах, на рынках и поняли, что наш сильно отличается. Сорта верба-одуванчик, малина-черника, иван-чай, клен-медунка очень редкие и высоко ценятся в Украине.

6 января, когда все готовились к сочельнику, мы покупали упаковку, корзинки, делали визитки. На все-провсе ушло около 3000 гривен. Уже 1 февраля запустили группу в фейсбуке. Когда заполняли поле “Информация”, я спросила у Валеры: “А что будет кроме меда?” Он ответил: “Мыло, свечи, крем, шоколад – все с медом”. И помимо меда мы стали изготовлять медовые подарки для каждого.

Команда

SOTЫ – это семейное дело: дядя, тетя и их сыновья работают на пасеке в Житомирской области, а мы с мужем делаем медовые подарки и упаковываем их в Киеве. Я изготовляю мыло, сладости из меда и скрабы, а Валера – крема для рук и лица по рецептам дяди-пасечника. Чтобы не навредить коже, следует рекомендациям знакомого косметолога. Сейчас мы ищем продавца на выставки – часто они проходят одновременно в разных местах, и мы не справляемся.

Я отвечаю за творческую составляющую: когда появляется идея, рассказываю о ней Валере, а он ее воплощает. 

Регистрацией торговой марки и юридического лица занимался Валера – он со второго курса работал юристом. Я отвечаю за творческую составляющую: когда появляется идея, рассказываю о ней Валере, а он ее воплощает. Так было с нашим фирменным стилем.

Упаковка

Украина занимает 3 место по сбору меда в мире. Наш мед ценят везде, кроме, наверное, нашей собственной страны.

Я долгое время работала в сфере общественного питания в Нью-Йорке, видела сервис там и у нас. За границей понимают, что мед – это ценный продукт, который можно хранить тысячу лет, поэтому продавать его в пластиковое таре и трехлитровых банках неправильно. Там следят за качеством упаковки и ее дизайном, а у нас этого нет. Вот мы и решили взять это в свои руки.

Трудности

01/3

В конце лета Киев опустел, и тут началось самое сложное: друзья на море, в горах, а у нас – бухгалтерия, налоги, поставки. Мы стояли перед выбором: делать большой прыжок или закрываться. И перевес был в сторону второго. Полгода выставок, работы и всего прочего летели в трубу, пока подруга не сказала нам: “Нельзя сдаваться, у вас двое детей”. С помощью друзей и родителей мы все-таки преодолели эту черту. Теперь нас ничто не сломит.

Производство и продажи

У нас небольшая пасека, поэтому масштабного производства не получится. Не хотим брать мед у других пчеловодов и мешать их в один. Обеспечить всю страну медом – не наша цель, но пару магазинов захватим.

Упаковка менялась несколько раз – мы постоянно совершенствуемся, хотим чтобы все было лучше, красивее, вкуснее.

Продавать нашу продукцию начали на фестивалях. Пару банок меда, несколько свечей и смесей – все. Позже решили пройтись по магазинам и предложить им сотрудничество. В первых двух получили отказ из-за упаковки. Зато нас приняли небольшой лавке “Груша”, и это стало мотивацией для дальнейшего развития. За это время упаковка менялась несколько раз – мы постоянно совершенствуемся, хотим чтобы все было лучше, красивее, вкуснее.

Сейчас мы продаемся в шести магазинах Киева. Недавно стартовали в сети Wine Time, и наши баночки поехали по всей Украине. А еще нас пригласили на сеть АЗС ОККО. Теперь “SOTЫ” продаются на 10 заправках Киева. Считаем это своим достижением – мы и подумать не могли, что наше маленькое семейное производство оценят такие магазины.

Конкуренция и планы на будущее

У нас есть конкуренты, и это хорошо – значит то, что мы делаем востребовано. Некоторые даже подражают нам, копируют упаковку, стиль, тексты и даже фото. Но нас это не огорчает, наоборот. Планов на будущее вагон. Для начала хотим открыть постоянную точку продажи, а потом и свою лавку. Сейчас активно над этим работаем.

#bit.ua

Читайте нас у
Telegram

Ставленый Мёд: возрождение традиции

21.11.2012


Напиткам из мёда посвящено множество разных публикаций, в которых приводится много рецептов их приготовления. Речь пойдёт о древнейшем напитке, который приготавливали славяне с незапамятных времён - ставленый мёд. В русских летописях о ставленом меде впервые упоминается в 880 году. Готовили ставленый мёд путём длительной выдержки. Пригодный для употребления мёд считался после 5-8 лет, а полностью готовым, через 15-20 лет. Приготовленное сусло не подвергалось термической обработке и, как следствие, все полезные витамины и минералы переходили из мёда в напиток.

Конечно, производство ставленого мёда было очень дорогим. Количество затраченного сырья было велико, использовалось две-три части мёда от общего веса. Для осветления применялся рыбий клей, получаемый из рыбы осетровых видов. Недостатки такого способа привели к появлению упрощенной технологии изготовления хмельного мёда. В летописях он впервые упоминался в 920 году. Технология его производства отличалась лишь добавлением в сусло хмеля. Этот способ позволял значительно сократить срок выдержки.

Готовым, хмельной мед, считался уже через десять лет выдержки. Несмотря на двукратное сокращение срока приготовления, в отличие от ставленого меда, процесс всё же оставался достаточно длительным. И поэтому уже в X веке появился варёный мёд. Способ приготовления которого напоминал технологию приготовления пива. Такой напиток был готов для употребления уже через месяц. Такие напитки в 17 веке описал гр. Карляйл в своём путешествии с посольством Англии по Московии. История этого напитка столь велика, как велика история славянского народа.

С ним связано много весьма интересных мифов и легенд. Например, некоторые из них: молодоженам дарили бочонок с мёдом, который необходимо было употребить в течение месяца и именно употребление мёда помогало родить первенца мальчика. В некоторых источниках говорится о чистом мёде, другие указывают о мёде как о напитке. Существует мнение о том, что былинного богатыря Илью Муромского поднял на ноги после 33 лет болезни именно ставленый мёд. Свои лечебные свойства напиток сохранял благодаря технологии его производства. Славянская культура рассказывает нам о том и как пили ставленый мёд. Сосудами для подачи ставленого мёда на стол служили; ендовы, кувшины, четвертины, братины.

Братина, как само её название указывает, был сосуд, предназначенный для братского употребления напитков. Из них пили, черпая чумками, черпальцами и ковшами. Братина были разной величины; небольшие употреблялись прямо для питья из них и назывались братинками. 

С появлением в России дешевых импортных вин и из-за дороговизны производства ставленого мёда, культуру употребления ставленого мёда несправедливо забыли. Забыли частичку нашей общей истории. 
В современных условиях, благодаря исследованиям в области виноделия, исследованиям, проводимым и над самим мёдом, появилась возможность сделать производство этого напитка более дешевым и сократить время его выдержки. Большинство пчеловодов изготавливают медовые напитки путём варки сусла, добавлением хмеля и различных заквасок. Так называемая медовуха со ставленым мёдом не имеет ничего общего, кроме того, что изначально там  присутствует мёд.


Вследствие кипячения медового сусла, от мёда в ней остается только название. Мы также не являемся исключением и пытались получить напиток вышеописанным способом.

В большинстве случаях получаемая медовуха не могла конкурировать по своим характеристикам с лучшими французскими или другими винами старого света. Для нас стояла задача не просто получить хороший напиток, но и воссоздать именно тот самый ставленый мёд, производимый славянами в 8-9 веках. Именно тот самый мёд, который с восхищением описывали в своих очерках приезжие иностранцы. Пройдя долгий путь, нами была полностью восстановлена вся технологическая цепочка производства ставленого мёда. Мы ставим мёд холодным способом, не добавляя дрожжей и искусственных добавок, получаем напиток спиртовой крепостью до 12%. Многократно сократили срок выдержки.

Регулировка количества закладываемого мёда в сусло позволяет получать любое количество остаточных сахаров. При этом производится целая линейка наименований, как сухих ставленых медов, так и сладких. Разработанная нами уникальная технология позволяет получать ставленый мёд, способный конкурировать по своим качественным характеристикам с любыми  алкогольными  напитками  на российском рынке, сохраняя при этом в себе все полезные свойства натурального мёда. 
Нельзя не заметить и тот факт, что Россия на сегодняшний день является крупным импортером вина. Привлечение туристического бизнеса, огромный исторический и культурный потенциал ставленого мёда позволит выйти этому напитку на рынок производства отечественных вин. Производство медового напитка «Ставленый мёд» имеет ряд преимуществ. Производство не привязано к климатической зоне и может работать на закупленном сырье круглый год. Стабильная закупка мёда обеспечит развитие  пчеловодов и пчеловодческих хозяйств региона. Минимальное по объему производство ставленых медов, способно переработать более 40 тонн мёда в год.

К примеру, в среднем один пчеловод может произвести порядка одной тонны натурального мёда в год. Открытие перерабатывающего производства поможет создать новые рабочие места, послужит хорошим стимулом для освоения медоносной базы. Засевание медоносных трав и растений, облагораживание заброшенных земель позволит развиваться малому предпринимательству и всей сельскохозяйственной отрасли региона в целом.

Особенность производства не позволяет перерабатывать дешевый и разведённый некачественный мёд. Это обстоятельство обеспечит стабильную закупку сырья у настоящих пчеловодов. Дополнительно к этому нами разработана программа «Пасека под ключ», включающая в себя обеспечение начинающих пчеловодов информационной и технической базой. Суть данной программы заключается в следующем. Любой желающий сможет, придя к нам, получить небольшую пасеку и развивать уже своё пчеловодческое хозяйство, снабжая при этом производство ставленого мёда частью своей продукции. Дополнительно получаемый мёд, пчеловод сможет реализовать его, как и нам на производство, так и продать самостоятельно. 

Нами было проведено маркетинговое исследование рынка вин, и получены следующие результаты. Ни в России, ни за рубежом технологий получения продукта «Ставленый мёд» нет. Следовательно, такого продукта и конкурентов его производящих, у нас нет. 


Особенности ставленого мёда в отличие от других вин заключается в следующем.


  • Сохранение витаминов и аминокислот натурального мёда.
  • Натуральный и экологически чистый продукт.
  • Наличие более 11% спирта обеспечивает сохранность напитка.
  • Отсутствие консерванта диоксида серы и других химических ингредиентов обычно применяемых при производстве вин.
  • Технология производства ставленого мёда исключает применение сахара и дрожжей.

И в заключение хочется немного затронуть тему алкогольной политики нашего государства, поскольку речь идёт о ставленом мёде как о вине, с точки зрения закона. 
В приоритетных направлениях алкогольной политики в Российской Федерации говорится: 

  • последовтельно формировать структуру реализуемых винно-водочных изделий за счёт постепенного увеличения в ней доли качественных вин, что обеспечит меньшую вероятность проявлений аморального и противоправного поведения на почве употребления алкогольных напитков. 
  • обеспечить создание цивилизованных условий для удовлетворения спроса населения на алкогольные напитки и повышения культуры их потребления. 

Итак, подведём итоги: чем выгодно производство данного продукта в нашем регионе:


  • Пополнение бюджета за счет отчисления налогов.
  • Создание новых рабочих мест.
  • Развитие пчеловодства - как развитие малого и среднего бизнеса.
  • Развитие туристического бизнеса.

На сегодняшний день запуск производства останавливает отсутствие инвестиций. Мы готовы предоставить разработанный бизнес план с техническим обоснованием и проект программы «Пасека под ключ». Надеемся на возможную помощь и  поддержку государственных структур в решении этого вопроса. 

Маска для лица из меда. Мед для лица

О том, что мед для лица является одним из самых прекрасных средств, знала еще царица Клеопатра, регулярно принимавшая молочно-медовые ванны. Современные красавицы так же могут оценить чудодейственные свойства этого продукта, используя его в составе специальных масок.

                                          Чем полезен мед для лица

 

Маски для лица из меда полезны тем, что отлично увлажняют кожу, активно ее питают и являются мощным антисептиком, подходя даже для чувствительного типа кожи. Секрет заключается в уникальном составе лакомства: фруктовая сахароза, витамины группы В, магний, кальций и другие компоненты действуют таким образом, что кожа лица становится более гладкой, увлажненной, бархатистой и, соответственно, дольше остается молодой.

О том, что мед для лица оказывает благотворное воздействие, свидетельствует активное использование данного продукта в различных ухаживающих и декоративных косметических средствах. Однако совсем не обязательно тратить деньги на покупку кремов, лосьонов и тоников, содержащих мед; лакомство можно применять в чистом виде, изготавливая средства по уходу за кожей в домашних условиях.

 

                                      Рецепты масок для лица с медом

 

Так, для всех типов кожи подойдет следующая маска для лица из меда: 3 столовых ложки продукта перемешиваются с 0,5 чайной ложки молотого кофе. Получается мягкий, но эффективный пилинг, который способствует очищению пор и избавляет от черных точек.

Еще один проверенный рецепт – 3 столовых ложки меда смешиваются со столовой ложкой измельченных листьев мяты и настаиваются в течение 20 минут. После этого маска наносится на очищенную кожу лица, и по прошествии 10 – 15 минут смывается прохладной водой.

Для кожи, склонной к сухости, особенно в зимнее время года, актуальна маска с медом и молоком. Возьмите столовую ложку молока и смешайте с такой же порцией жидкого меда. Ваткой аккуратно нанесите полученную смесь на лицо примерно на 15 минут. Кожа перестанет шелушиться и будет выглядеть моложе и свежее.

Для снятия кожных воспалений и отбеливания прекрасно подойдет маска с зеленым чаем, медом и лимонным соком. Возьмите спитой зеленый чай (1 столовую ложку), добавьте 1 чайную ложку меда и 2 чайных ложки лимонного сока. Перемешайте и нанесите на кожу ватным тампоном или марлей на 15 минут, затем смойте теплой водой.

Для улучшения цвета лица и интенсивного увлажнения рекомендуем маску для лица с медом и морковным соком. Возьмите свежий морковный сок (можно заменить тертой морковью) в количестве 1 столовой ложки, и добавьте один яичный желток и 1 чайную ложку меда. Перемешайте и нанесите на лицо на 25 минут, затем тщательно смойте.

Мед является настоящим источником витаминов и минеральных веществ, необходимых для питания и увлажнения кожи. Помните, что качество меда должно быть проверенным, это должен быть натуральный продукт, иначе эффекта от маски не будет. Кроме чистого меда, для лечебных масок могут использоваться другие продукты пчеловодства (прополис, пыльца, маточное молочко).

О международном рынке меда и о причинах обвала цен на мед в 2019 году — Pasekoff.com

Автор статьи — Рон Фиппс, вице-президент Научной комиссии Апимондии по вопросам экономики и президент фирмы CPNA International, Ltd. Он является соруководителем Международного комитета меда и здоровья, авторитетным аналитиком международного рынке меда. Его обзор состояния рынка меда регулярно публикует American Bee Journal.

Фундаментальная аномалия

Когда знакомишься с международным рынком меда, кажется, что пчеловоды должны пребывать в состоянии Нирваны. Но реальность такова, что они находятся в состоянии кризиса. Посудите сами. С одной стороны потребление меда в мире растет. Цена на мед на уровне розничной торговли также растет. Мед используется также в разнообразных продуктах и применений, включая производство пищевых продуктов, фармацевтических препаратов, напитков, косметики и тд. Кроме того, распространение натуральной и органической еды достигло беспрецедентного уровня. Понимание жизненно важной роли пчел в глобальной продовольственной безопасности и экологии никогда не было большим среди широких слои населения, особенно среди молодых потребителей. Потребление меда в США увеличилось более, чем на 40% за последние 20 лет, приблизительно с 400 млн. фунтов до примерно 575 млн. фунтов в 2018 году.

Отметим, что в 1947 году количество пчелиных семей в США была примерно 6 млн, в 1970 — 4 млн, в 1990 — 3 млн, а в 2018 — 2,8 млн.

Зимние потери стабильно увеличивались в США на протяжении нескольких последних лет.

Рынок США является самым в мире и достиг уже почти 300 тыс. тонн меда в года (1 ам. фунт — 454 г). Ежегодно он растет на 10-12 тыс. тонн. 3/4 меда США импортируют — собственного меда им давно не хватает. Состояние этого рынка важно для нас, так как Украина принадлежит к числу самых крупных экспортеров меда в США.

Есть основание считать, что потребление меда в США является большим, потому что некоторые арены продаж не полностью зафиксированы в данных.

Но реальность также включает в себя факты, что популяция пчел в мире не увеличивается, а в США она уменьшается уже на протяжении десятилетий. А продуктивность пчелиных семей резко увеличивается — согласно многочисленным анализам, в том числе Министерства сельского хозяйства США. Потери пчел увеличиваются из-за разнообразных экологических факторов, демографических изменений и современный промышленный режим сельского хозяйства — с интенсивным использованием пестицидом. Стоимость содержания пчел и производство меда существенно выросли. Согласно исследований профессора Норберто Гарсия, доктора Стена Даберкова, специалиста по вопросам экономики Министерства сельского хозяйства США и Рона Фиппса из-за вышеназванных обстоятельств и закона экономики международные цены на мед должны были бы резко вырасти. Однако, экономическая аномалия состоит в том, что наблюдается устойчивое снижение, настоящий крах цен на сырой оптовый мед (который оплачивается пасечникам оптовыми скупщиками и экспортерами).

Существует только одно объяснение данной аномалии — появление большого количества фальсифицированного меда, который искусственно увеличивает предложение продукции и который обманным путем продается как «мед» и с которым настоящий мед не может конкурировать.

Режимы фальсификации создают общую ситуацию, в которой нет ни верхнего предела по количеству продукции, ни нижней границы цены меда этого меда. Это кризис, который преследует американское пчеловодство (не только его) и требует решительных действий. Высокое качество, многочисленные позитивные атрибуты и красота настоящего меду полностью отсутствуют в этой имитации. В свете увеличения стоимости производства меда и увеличение спроса на натуральные продукты — полностью шокирует, что цена на мед снижается.

Кризис — это не просто фальсифицированный мед, который приводит к краху цены на мед, он также создает «мертвые запасы» настоящего меда в руках пасечников северной Америки и международного сообщества пчеловодов. Сниженные цены и «мертвые» товарные остатки, вызванные фальсификацией и обманом, являются двойной проблемой для пасечников.

Открытие

В июле 2019 года канадское Правительство опубликовало результаты исследования, которое показывает, что в 22% из 244 проб меда, взятых в розничной торговле, опте и основных запасов были подделаны. Были использованы: традиционный тест из изотопов углерода для тростникового и кукурузного сахара и тест ядерного магнитного резонанса(ЯМР).

Страны происхождения подделок были за пределами Канады. Однако, стоит отметить, что экспорт из пяти этих стран составляет примерно половину импорта в США. Это был первый официальный отчет, в котором использовался ЯМР-тест (с использованием базы данных Bruker на основании 19 000 проб меда). Источниками фальсифицированных проб меда были Индия, Пакистан, Вьетнам, Турция, Австралия, США, Германия, Таиланд, Израиль, Греция, Тайвань и тд.

Важно отметить, что существуют и другие передовые научные тесты, которые не были задействованы для тестирования в канадском исследовании. Мы пониманием, что ЯМР-тест нашел только некоторые формы фальсификации, но пропустил другие формы. На самом деле подделок было в два-три раза больше, чем определено.

Это не единственный международный пример ЯМР-тестирования, которые определил фальсификацию меда. В 2018 году скандал произошел в Австралии. Фальсификат оказался местным медом, смешанным с китайским.

В США с помощью ЯМР-теста выявлено, что 55% проб меда содержали подсластители.

В Германии с использованием ЯМР и HRMS-теста в лаборатории FoodQS выяснили, что 70% проб меда содержали добавки с рисового, свекольного и кукурузного сиропов.

Правительство Великобритании объявило о своем намерении применить меры по отношению к фальсификаторам в сфере питания. Как сообщается в СМИ, аналогичные действия применяются во Франции, Испании и Венгрии.

Определено также, что в 100% проб меда, проведенных в розничных сетях Индии — подделки, даже несмотря на то, что использовался старый тест на основании углерода для сахара тростника и кукурузного сахара.

Еще несколько лет тому назад китайские СМИ сообщали, что в 70-100% проб меда, взятых в розничных сетях в больших городах Китая, — фальсификат. Как и индийским исследованием, китайский анализ не использовал передовую методику тестирования, например, ЯМР или HRMS.

И в Китае, и в Индии — массовые протесты против угроз безопасности пищевых продуктов, достоверности пищевых продуктов. Для решения данной проблемы правительства наняли международных экспертов, чтобы установить уровень безопасности внутренних рынков. Действительно, проблемы внутри их внутренних рынков еще сильнее, чем на экспортных рынках.

Некоторые основные экспортеры меда в мире указали, что 100% ихнего меда откачивается незрелым. Потом этот мед «созревает» на специальных заводах с добавлением подсластителей. Такая схема называется «резиновой технологией». Вальтер Хефекер удачно назвал эти китайские медовые заводы «ульями-фабриками».

Всего в Китае более тысячи таких заводов. Китай экспортирует в другие страны не только «мед», но и «резиновые технологии» его приготовления.

Мед — третий по значимости продукт, которые подвергается фальсификации.

Мировое пчеловодство и экспорт меда

Феномен глобальной фальсификации меда стал еще более утонченным. Рисунок ниже иллюстрирует общее количество ульев (пчелиных семей) и общий экспорт меда на протяжении 2007-2017 годов из таких стран как Китай, Индия, Вьетнам и Украина, которые являются основными восточными экспортерами меда. Аномалия (значительный рост экспорта меда) выявлена несколько лет тому назад, сохраняется и выразительная в странах, которые отыгрывают главную роль в обеспечении импорта меда в Европу и американские рынки.

Мы считаем, что спад в производстве меда в Северной и Южной Америке и Европе вызван загрязненностью окружающей среды из-за использования промышленных форм сельского хозяйства плюс уменьшение пригодных земель как кормовой базы для пчел. Подобную тенденцию можно было бы ожидать в Индии и Китае. Общее население этих двух стран — примерно 3 миллиарда, если не больше, и они страдают от загрязненности окружающей среды, поэтому могли бы ожидать падение численности пчел здесь.

Ученые выяснили, что существует связь между снижением продуктивности пчел и сокращением кормовых угодий. Если загрязненность окружающей среды резко влияет на здоровье человека, существует высокая вероятность, что это также влияет на здоровье и продуктивность пчел, которые производят настоящий мед. А уменьшение популяции пчел приводит к снижению продуктивности пчеловодства. Однако, экспорт меда из этих двух стран (Китая и Индии) огромный (в мир — из Китая, в США — из Индии, которая сейчас является самым крупным экспортером меда в США).

Кроме этого, наблюдается четкая тенденция снижения индийских цен на мед. В 2003 году средняя цена импорта меда из Индии составляла 0,91 дол/фунт (2 дол/кг). В 2018 году — 0,85 дол/фунт (1,87 дол/кг). И это несмотря на увеличение затрат на производство и инфляцию за период в 15 лет!

Как мы отмечали ранее, эти аномалии имеют свое объяснение в увеличении незаконного производства и утонченной фальсификации меда.

Состояние медовых рынков некоторых стран

Поданная ниже информация не содержит детальный анализ по отдельным странам. Мы сосредоточимся на макроэкономике и динамике, которая лежит в ее основе. Однако, это крайне важно, особенно для североамериканского рынка, чтобы указать на несколько заметных моментов относительно рынков некоторых стран.

Читайте так же

Мы ограничимся такими странами, как: Аргентина, Бразилия, Вьетнам, Канада и рассмотрим рынок американского местного меда.

Аргентина

Возможно, Аргентина более, чем другие страны страдает от снижения цены на мед. Аргентина производит настоящий высококачественный мед, которому приходится конкурировать с фальсифицированным медом. В 2018-2019 годах экспортные цены на мед были ниже, чем ожидалось или нужно. Хотя, внутренние цены растут медленно, аргентинские пасечники не опускают рук. Себестоимость продукции здесь очень высокая.

Этот год — год выборов, и медовая промышленность надеется на то, что состоится уменьшение таможенных сборов за экспорт меда, что составляет примерно 12%. Валютная девальвация и инфляция были внутренними факторами, которые влияли на товарные рынки Аргентины. ЕС объявил о значительном снижении таможенных сборов на мед в июне 2019 года, что может способствовать росту спроса со стороны европейцев на аргентинский мед.

Текущий «урожай» аргентинского меда составляет примерно 55 тыс. тонн. Ожидается, что 55% меда пойдет в США, остальное — в Европу.

Государственными органами Аргентины были успешно внедрены новые стандарты на товары и система отслеживания происхождения меда.

Количество пасечников в Аргентине на протяжении последних лет уменьшилась с 25 тыс. до 8,5 тыс, а количество пчелосемей с 2,5 млн до 1,5 млн.

Условия для содержания пчел в Аргентине хорошие, несмотря на слишком влажное лето. Аргентинские пасечники и экспортеры оценивают современные изменения как следствие глобальной битвы против фальшивого меда.

Бразилия

Бразилия остается центром производства и экспорта органического меда. Экспорт Бразилии органического и обычного меда увеличился с 24 тыс. тонн в 2016 году до 28,5 тыс. тонн в 2018 году, при этом в США экспортируется 80-90% их экспорта. Бразилия занимает 90% американского рынка органического меда. Однако, за 2 последних года экспорт в США уменьшился и увеличился в Канаду и Германию. Цены на бразильский органический мед снизились на 45% в период с июня 2017 года по июнь 2019 года и почти достигли цен аргентинского обычного меда в средине 2019 года. С этого момента тенденция должна быть восходящей, если бразильский органический проект будет продолжаться.

Состояние пчелосемей в Бразилии хорошее.

В июле главный медосбор в Южной Бразилии заканчивается и ценные светлые сорта меда продаются в Европу. Однако, доходы пчеловодов здесь в некоторых случаях ниже из-за высоких цен на топливо. Отчеты с мест указывают на то, что некоторые пчеловоды продают свои пасеки и это может вызвать большое падение будущего производства меда.

Спрос на бразильский органический мед увеличивается, однако желание поддерживать и развивать это направление падает из-за низкого уровня цен. Бразильская медовая промышленность спрашивает: «Где справедливые рыночные программы и этикетки, на которых отмечено состояние окружающей среды, чистота продуктов, где уважение к важности опыления и производству экологически чистого меда?»

Вьетнам

Во Вьетнаме зафиксирована потеря 20-40% пчелиных семей в прошлом году и уменьшение количества пасечников.

В 2018 году импорт меда в США и Вьетнам достиг 3-годичного максимума (39,2 тыс. тонн). Однако, из-за низких цен это принесло убытки для пасечников. Пчеловоды не могут погасить долги за оборудование и дома. Некоторые вьетнамские пасечники утверждают, что нет никаких проблем производить для них «зрелый» мед, однако это занимает больше времени, уменьшает количество продукта, а затраты выше, чем цены, по которым большинство импортеров желают принять мед (если откачивать мед незрелым, то медосбор увеличивается в 2-3 раза, однако такой мед быстро портится без применения определенной технологии его вызревания на специальных заводах).

Канада

По мнению экспертов, Канада производит мед самого высокого качества в мире.

В 2019 году в среднем импортные цены выросли до 3,28 дол/кг. В 2018 году по сравнению с предыдущими двумя годами в США импортные цены на все сорта канадского меда увеличились примерно на 15%. Количество импорта в США в 2018 году составляла 14,7 тыс. тонн — больше всего за три года.

Канадский мед, как правило, светлый или экстра-светло-янтарный, правильно произведенный и не фальсифицированный (для продажи на внутреннем рынке мед проверяется).

В 2019 году в Канаде насчитывается более 8400 пчеловодов и более 672 тыс пчелосемей. Общее число пчелосемей увеличилось на 9% по сравнению с 2013 годом. Всего Канада произвела 34 тыс. кг меда. Так как цены остаются существенно ниже уровня 2014 года (что для многих пасечников является ниже себестоимости продуктов), канадские пчеловоды остаются обеспокоенными. Пасечники сталкиваются с финансовыми проблемами, такими же, как в Аргентине и во Вьетнаме.

Внутренний рынок США

На американском рынке меда интерес к местному рынку меда вырос кардинально. Этот рост был простимулирован желанием поддержать местное сельское хозяйство, а также вера в пользу для здоровья меда местного производства, особенно для профилактики аллергии при потреблении меда с местной пыльцой. Намерение хорошее, но использовать это сложно. Отметим, что преобладающее число американского меда производится в регионах в очень низким уровнем плотности населения. Потребление меда является количественно выше в крупных городах, городских и загородных регионах, в которых производство меда очень ограничено. Есть проблемы, связанные с текущим урожаем цитрусового меда. Ожидается, что в 2019 году общий «урожай» меда в США достигнет 79 тыс. тонн).

Методы фальсификации и способы их выявления

Как стало известно, есть несколько методов незаконного производства меда и несколько способов утонченной фальсификации. Эти методы также используются в комбинации друг с другом. Это означает, что научный инструментарий должен включать самые сложные и передовые технологии выявления фальсификации.

Общий принцип — нам нужные стандарты, которые являются:

1. не устаревшими
2. всеобъемлющими
3. сильными

К современным средствам определения фальсификации относят:
1. ЯМР-тестирование, которое определяет незаконные способы производства и сложные способы фальсификации, страну происхождения, зрелость меда, «резиновую» технологию.
2. Общая спектрометрия высокой раздельной способности (HRMS), которая может выявить биоинженерные и посторонние подсластители, незаконные способы производства и «резиновую» технологию
3. Анализ воды, которые может отличить содержание влаги нектара от промышленной воды, которую используют в «резиновой» технологии, которой буквально «моют» мед
4. LC-IRMS-тест, которые выявляет сахара.

Кстати, пыльца (его удаление или добавление в мед) также может служить элементом фальсификации меда. Мировое пчеловодство в долгу перед профессором Ваун Брайант, который много лет тщательно изучал мировые источники пыльцы. Ученый помог выявить и вскрыть пути обхода китайского меда на рынок США через третьи страны.

В определении качества меда и обнаружении фальсификата важным является международное содружество между академическими учеными, частными лабораториями, юридическими органами, пасечниками и международными организациями.

Так как наука не стоит на месте, постоянно внедряются и новые технологии подделок. Поэтому инструментарии тестирования меда должны быть многогранными. Например, ЯМР-тест может проанализировать 38 показателей меда.

Усилиями организаций, таких как Codex Alimentarius, the USP, ISO, ассоциации пчеловодства, и разных правительств можно создать такое определение для натурального меда, которое может быть достаточным для совершения продаж между производителями меда и их клиентами.

Украина

Международный рынок меда — тема сложная для понимания. Данная статья проливает свет на некоторые вопросы, освещенные в Украине недостаточно. Оптовая цена на мед в Украине — 33-34 грн/кг, которая является очень низкой по мнению пасечников. Как свидетельствует данный анализ, надеяться на ее повышение не приходится, так как уровень цены определяет фальсифицированный мед, который наполнил международный рынок меда, а не реальные медосборы. Это означает, что глубокий кризис, в котором находится наше пчеловодство, вряд ли окончится в ближайшие годы.


Смотрите также

 


Copyright © MedPetrova.ru Карта сайта, XML.