Главаня
Купить оптом
Цены
Контакты
Наши партнеры
Статьи






Липовый мед
Цветочный мед
Гречишний мед
Донниковый мед
Мед в сотах
Маточное молочко
Перга
Пыльца
 

Кукурузный мед как делают


Кукурузный мед: польза и вред, приготовление

Кукурузный мед сегодня крайне популярен, потому так важно знать пользу и вред, приготовление данного продукта.

Еще с древних времен люди обратили свое пристальное внимание на такой бесценный и вкусный продукт, как мед. Раньше его использовали для приготовления напитков и народных блюд, также продукт выступал в качестве универсального лекарства. Сегодня же мед – это источник витаминов и минералов, способный избавить от массы воспалительных процессов, уничтожить вредоносные бактерии и быстро вылечить неприятные простудные заболевания.

Много лет назад данный продукт добывали из диких ульев, которые пчелы создавали на деревьях. Часто для добычи продукта ульи уничтожались, а пчелы грубым образом выкуривались. Это негативно влияло на популяцию трудолюбивых насекомых, но других методов добычи еще не было изобретено.

Только позже человек понял, что гораздо проще и приятнее добывать продукт искусственным путем, создавая насекомым условия для жизнедеятельности. Началась активная постройка ульев, а также высадка растений, которые пчелы могут опылять.

Еще несколько десятилетий назад популярность у человека приобрел мед кукурузный – данное растение использовалось во многих видах промышленности, им высаживались целые поля. Кукуруза подходила как для корма скота на фермах и в сельских хозяйствах, так и для других целей, например, для получения лакомства и популярных консервов.

Пчелы практически сразу облюбовали это растение и начали его опылять, способствуя росту и развитию плодов. Подобный симбиоз позволил не только получить хороший урожай, но и насладиться вкусным медом, польза и вред которого сегодня известны почти каждому.

 Польза меда

Польза и вред продукта, приготовленного трудолюбивыми насекомыми, сегодня вызывает немало споров. Некоторые уверены, что мед – практически панацея от всех заболеваний, а медонос, из которого он получается, обеспечивает еще больше положительных качеств.

Другие утверждают, что данный продукт эффективен лишь в некоторых случаях, и только с применением дополнительной терапии. В любом случае польза и вред этого продукта несоизмеримы, так как обилие витаминов и минералов, а также качественный медонос, делают продукт незаменимым в рационе современного человека.

К очевидной пользе продукта пчеловодства относят следующие факторы:

  • Мед оказывает эффективное антибактериальное воздействие, что помогает справиться с массой простудных заболеваний и вирусов. Также продукт используют в профилактических целях для предотвращения подобных болезней.
  • Продукт обладает обезболивающим воздействием, облегчая состояние при травмах и растяжениях.
  • Мед снимание воспаления, эффективно воздействуя на очаги заражения.
  • Продукт используется в косметологии для улучшения состояния волос и лица.
  • Сегодня даже традиционная медицина использует в составе лекарственных препаратов мед, способный избавить от массы бактерий.
  • В составе любого меда содержится более ста полезных веществ, в том числе витамины и минералы, необходимые для жизни и развития человека.

Вред

Польза и вред меда известны практически каждому, более того, негативных воздействий от этого продукта практически не бывает. Тем не менее существуют некоторые факторы, при которых употребление пчелиного продукта не желательно:

  1. Наличие индивидуальной непереносимости данного продукта или компонентов, входящих в состав медоноса. При этом употребление меда полностью исключается, так как реакции организма способны вызвать анафилактический шок и даже летальный исход. Рекомендуется предварительно проходить медицинское обследование на предмет аллергии.
  2. Беременным женщинам и матерям, находящимся в периоде лактации, употреблять мед можно только с разрешения медицинского специалиста. Аллергические реакции могут проявиться не только у будущей или кормящей матери, но и у ее ребенка, а справиться с такой проблемой будет довольно сложно.
  3. Людям с заболеваниями печени, почек и сердца употреблять продукты, произведенные пчелами, необходимо с особенной осторожностью. Предварительно придется пройти консультацию у врача и получить разрешение на подобную терапию.

Из перечисленных выше фактов понятно, что медонос может нанести вред только при наличии особенностей организма, которые препятствуют употреблению данного продукта. Если ни один из факторов к вам не подходит, можете смело начинать лечение кукурузным медом, и уже через короткий промежуток времени вы получите положительный эффект.

Пыльценос

Кукуруза – один из самых популярных продуктов во всем мире, так как ее выращивание не составляет труда, она крайне неприхотлива, а сфера применения данной культуры довольно широка. Кукурузу употребляют в пищу как люди, так и животные. Зерна можно встретить практически на каждом столе во время крупных праздников – в России один из самых популярных продуктов предполагает обязательное наличие данного ингредиента.

Не удивительно, что и пчелы облюбовали данную культуру, и даже научились собирать с нее пыльцу. Трудность состоит лишь в том, что данное растение является самоопыляемым, а цветение происходит всего двадцать суток в году – пчелам необходимо найти растение именно в этот период. Именно поэтому данный мед так высоко ценится.

Кукурузный сироп

Так как кукурузный мед, произведенный пчелами, явление крайне редкое, человек научился самостоятельно производить продукт, напоминающий бесценный мед. Медонос способен вылечить массу неприятных и опасных заболеваний, снизить симптомы и избавить от вероятных последствий. Интересно, что в составе классического рецепта обычный мед отсутствует, но по своей консистенции и полезным свойствам сироп нисколько не уступает данному продукту.

Для приготовления сиропа вам понадобится:

  • 600 грамм кукурузы очищенной;
  • полтора литра обычной воды;
  • килограмм сахара;
  • один свежий лимон;
  • две маленьких ложки соли;
  • ванилин по вкусу.

Рецепт приготовления не займет много времени и крайне прост:

  1. Кукурузные початки заливаются водой и отвариваются длительное время до готовности. Через полтора часа кастрюлю можно снять с огня и достать початки из оставшейся жидкости.
  2. В жидкость от кукурузы добавляются остальные ингредиенты, после чего варка продолжается примерно полчаса. При этом смесь рекомендуется тщательно помешивать.
  3. Готово! Продукт остужается и распределяется по баночкам.

Данный сироп не только сохраняет полезные свойства ингредиентов, но и становится важным компонентом во многих современных блюдах. Любители кулинарии наверняка знают, насколько важен кукурузный сироп, а найти его в магазине практически невозможно.

Используется данное лакомство не только в кулинарии – многие люди знают лекарственные свойства данного вещества, и употребляют его в лечебных целях наравне с обычным медом. Его можно добавлять в чай, а также смешивать с травами для получения положительного эффекта.

Кукуруза, как и мед, продукт практически незаменимый. Это растение произрастает на обширных территориях, и найти его можно почти в каждой стране. Наверняка каждому знаком вкус вареной кукурузы еще с самого детства, а сегодня можно насладиться приятным вкусом с максимальной пользой для здоровья.

Видео: кукурузный сироп.

Отзывы

«Я встречала кукурузный сироп, или кукурузный мед, в сотнях кулинарных рецептов. К сожалению, все попытки найти подобный продукт на прилавках супермаркетов, и даже на медовых ярмарках, не увенчались успехом. Решение пришло практически сразу – добавку придется готовить самостоятельно. Я использовала классический рецепт, и заготовила сразу несколько порций. Важно понимать, что большие объемы создавать невыгодно – продукт необходимо хранить в темном, прохладном месте, и регулярно проверять его качество. Сегодня я использую сироп практически ежедневно, и мои близкие очень довольны такой вкусной и полезной добавкой» – Анна, 28 лет.

«Кукурузу я любила с раннего детства, но никогда не думала, что она понадобится мне в лечебных целях. Прочитала на форумах, что с помощью початков растения можно избавиться от массы неприятных заболеваний, и решила опробовать рецепт на себе. Позже я узнала, что сироп – еще и великолепная добавка к блюдам и напиткам, и теперь считают данное растение просто незаменимым. Более того, даже посадила немного кукурузы в своем огороде, чтобы ежегодно наслаждаться свежим продуктом» – Ирина, 33 года.

«Я кулинар со стажем, и приготовление кукурузного рецепта – моя прямая обязанность. Раньше я не использовал данный продукт в своих блюдах, пытался чем-то его заменить, думал, что приготовление отнимет много времени и сил. На практике все оказалось гораздо проще – на варку сиропа уходит пара часов, при этом моего участия практически не требуется. Теперь мои блюда отличаются не только удивительным вкусом, но и максимальной пользой, которую дарует сироп» – Олег, 30 лет.

Блюда с медом и кукурузной мукой: 20 рецептов что приготовить с медом и кукурузной мукой

Кукурузная мука 100 г

Рисовая мука 130 г

Творог 200 г

Какао-порошок 1 чайная ложка

Тертый имбирь 1 чайная ложка

Молотый имбирь 1 чайная ложка

Молотая корица 1 чайная ложка

Молотый мускатный орех ½ чайной ложки

Молотый кориандр ½ чайной ложки

Молотая гвоздика ½ чайной ложки

Сода ½ чайной ложки

Ванилин щепотка

Экстракт стевии 4 столовые ложки

Мед 3 столовые ложки

Лимонный сок 1,5 чайные ложки

Яичный белок 1 штука

Сухое молоко 5 столовых ложек

Ванильный экстракт по вкусу

Яйцо куриное 1 штука

Кукурузный крахмал ½ чайной ложки

Кукурузный сироп — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Кукурузный сироп — сироп, изготовляемый из кукурузного крахмала.

Широко используется в пищевой промышленности и кулинарии как загуститель и подсластитель. Кукурузный сироп имеет свойство не засахариваться и сохранять влагу в массе приготовляемого продукта, что помогает продуктам, в которые он был добавлен, иметь более нежную текстуру, выглядеть более свежими и не высыхать. Он также увеличивает объем продукта и обогащает вкус.

Кукурузный сироп бывает светлым и тёмным. Чаще используется светлый, так как тёмный менее рафинирован, содержит специфические добавки и ближе к патоке.

В прошлом, при промышленном изготовлении кукурузного сиропа использовался гидролиз (осахаривание) кипячением раствора крахмала в присутствии хлорной либо серной кислот с последующим удалением кислоты и нерастворимых остатков. В настоящее время основной метод промышленного изготовления — двухэтапный ферментативный гидролиз. Фермент альфа-амилаза (продукт бактерии Сенная палочка) используют для гидролиза крахмала в сложные углеводы различной длины, а фермент глюкоамилаза − для дальнейшего расщепления до глюкозы. На производство одной тонны сиропа уходит примерно 2300 литров кукурузных зёрен.

В кукурузном сиропе обычно высоко содержание глюкозы. Для снижения содержания глюкозы, что существенно для больных диабетом, производится кукурузный сироп с фруктозой, в котором от 45 % до 90 % сахаров приходится на фруктозу (High fructose corn syrup). Такой сироп слаще и легче растворяется. Для его производства используются дополнительные ферменты, которые превращают глюкозу во фруктозу. Производится также сироп с повышенным содержанием мальтозы (High maltose corn syrup).

Состав кукурузного сиропа может меняться в довольно широких пределах. Как и для других сахаросодержащих сиропов, общее количество сахаров определяют по декстрозному эквиваленту — содержанию редуцирующих сахаров, выраженных через декстрозу. Так, осахарённый сироп с 95 ДЭ содержит практически только глюкозу.

В США кукурузный сироп из местной кукурузы является более дешёвой альтернативой тростниковому сахару при производстве конфет, прохладительных напитков, жвачки, сигарет и других продуктов.

Инвертированный глюкозный сироп «кукурузный мёд» — Понимание здоровья

«Кукурузный мёд». Фото автора.

Варите кукурузу и выливание отвар? Зря! Сделаем полезный в кулинарии «кукурузный мёд». Это вариант инвертированного глюкозного сиропа, который так часто используется в хлебопечении и изготовлении десертов. В специализированных магазинах стоит дорого, а изготовить его самим очень просто.

Инвертированный сироп практически не отличается от мёда по консистенции и очень близок по химическому составу. Он обладает приятным вкусом. Сделать его легко и быстро. Потребуется:

  • Кукурузный отвар 150 мл
  • Сахар 350 г
  • Лимонная кислота 1/3 ч.л. (2г)

Отварить 3-4 початка кукурузы в 1-1,2 л воды 40-45 минут. Отлить нужное количество отвара, добавить сахар и лимонную кислоту из приведенного расчета. На самом маленьком огне при постоянном помешивании довести до Т 108-110*С, когда сироп льется непрерывной тонкой ниточкой. Бурного кипения при этом быть не должно. Я чаще всего просто делаю в мультиварке на 110*С 10-15 минут при непрерывном помешивании до загустения. По факту, температура сиропа составит именно 107-108*С. Будет консистенция свежего мёда. Перелить в банку с плотно закрывающейся крышкой. Кукурузный инвертированный сироп готов. После охлаждения сироп станет ещё гуще.

Если вместо отвара кукурузы взять просто воду, то абсолютно аналогично можно легко сварить простой инвертированный сироп. Название «инвертированный» отражает то, что в процессе нагревания в присутствии лимонной кислоты глюкоза переходит в свой изомер фруктозу, то есть инвертируется. Этот химический состав соответствует химическому составу мёда. Поэтому по внешнему виду и консистенции очень его напоминает. Как видите, что инвертированный сироп, что мед — это быстрые углеводы, сахара, преимущественно фруктоза. Поэтому пользы для здоровья от их употребления нет. Удивлены, что у мёда практически нет пользы? Но это так. Польза от биологически активных веществ, включая прополис, входящих в мёд, определяется его, по сути, гомеопатическим влиянием, так мало количество этих биологически активных веществ. Но у инвертированного сиропа, как и у меда, есть прикладное преимущество в кулинарных целях.

Свойства инвертированного сиропа

  • Сохраняет цвет и вкус продукта. Что важно для напитков, соков, сиропов, при консервировании из-за способности сохранять аромат и вкус фруктов, которые со временем не теряются.
  • Обладает высокой гигроскопичностью. Это замедляет черствение. Что важно для хлеба, выпечки, кондитерских изделий маршмеллоу, зефира, мармелада, пастилы.
  • Обладает антикристаллизационными свойствами, предотвращает образование льда в замороженных продуктах и кристаллизацию сахара.Что важно для мороженого, кремов и муссов на молочной основе, мармелада. Для более кремовой текстуры добавляется в мороженое — 30% белого сахара заменяется инвертным.
  • Обладает повышенной сладостью, что позволяет снижать более чем на 20% содержание углеводов в конечных продуктах.
  • Обладает высоким осмотическим давлением, имеет способность к быстрому проникновению внутрь продукта, является эффективным консервантом и влагоудерживателем, что важно для бисквитов, зефира, пастилы.
  • Увеличивает эффект реакции Майера, что приводит к более коричневому цвету изделия и улучшению вкуса при выпечке.
  • Легко сбраживается дрожжами. Что используется при изготовлении браги и вина.
  • В кондитерских изделиях и хлебе доля инвертного сахара должна составлять 50%. Это помогает сделать тесто более мягким, придает ему еще большую влажность, ускоряет подъем теста и придает блеск готовой выпечке.

Таким образом, добавление инвертированного сиропа позволяет существенно снизить количество углеводов, улучшив при этом характеристики конечного продукта. Поэтому инвертированный сироп, как и мёд, широко используется в кулинарии, но в отличие от мёда, значительно более дешёв и легко получаем, не вызывает аллергических реакций и обладает нейтральным вкусом и ароматом.

чем заменить и как приготовить в домашних условиях

В начале XIX в. в Германии был разработан метод добычи густой сладкой жидкости из кукурузных зёрен. Поскольку кукуруза весьма распространена в США, американцы быстро освоили технологию производства. Продукт стал важным ингредиентом американской кухни — на его основе делают домашнюю выпечку, десерты, соусы.  Он широко используется в пищевой и кондитерской промышленности как недорогой заменитель тростникового сахара.

Для производства сиропа используются высококрахмальные сорта кукурузы. Крахмал, добытый из сердцевины зёрен, подвергают реакции гидролиза. В результате образуются простые сахара — глюкоза и фруктоза. Затем они проходят дополнительную ферментацию, увеличивающую содержание фруктозы.

Полученный таким способом сироп растворяется в воде быстрее сахара. Он улучшает структуру теста, задерживает черствение выпечки, и не образует кристаллов. Кондитерские изделия на основе кукурузного сиропа получаются более гладкими, без крупинок. Благодаря этим свойствам, продукт включают в состав хлеба, сухих завтраков, приправ, детского питания, спортивных напитков и микстур от кашля.

Известно два сорта сиропа — тёмный и светлый. Разница в цвете достигается за счёт более тщательной очистки светлого сорта.

Состав и свойства

Продукт содержит 78% углеводов, выраженных сахарами. В зависимости от степени ферментации, различают сиропы с преобладанием одного из сахаров — глюкозный, фруктозный, мальтозный. Фруктозный сироп не вызывает повышения инсулина в крови, поэтому его рекомендуют людям с сахарным диабетом.

Жиров, белков и холестерина в составе продукта нет совсем. Тем не менее, продукт весьма калориен — в 100 г содержится 286 кКал.

Остальные компоненты представлены в таблице:

Вещество
Содержание
(в % на 100 г)
Значение для организма
Натрий
0,15% Снабжает клетки глюкозой, регулирует работу нервно-мышечных волокон и пищеварительной системы.
Калий 0,04%
Поддерживает работу сердца и нервной системы, сохраняет водно-солевое равновесие в организме
Кальций
0,02% Формирует костную ткань, помогает вырабатывать гормоны и ферменты
Магний
0,01% Участвует в углеводном обмене, расщепляет глюкозу, укрепляет нервную систему

Химически кукурузный сироп близок к тростниковому сахару — он на 55% состоит из фруктозы и на 45% из глюкозы. В сахаре пропорции этих веществ — 50/50. Высокое потребление сахара и кукурузного сиропа одинаково вредно, поскольку приводит к сердечнососудистым заболеваниям, ожирению, раннему старению. К тому же, сироп с высоким содержанием фруктозы снижает выработку гормона сытости, что приводит к перееданию. Чтобы избежать рисков, следует придерживаться рекомендованной врачами нормы— не более 4 ст. ложек в день.

Кулинарное применение кукурузного сиропа

Многие блюда американской кухни, получившие популярность во всём мире, содержат в рецептуре настоящий кукурузный сироп. В их числе:

  • открытый пирог с орехами пекан;
  • домашний маршмеллоу;
  • карамельный попкорн;
  • арахисовое печенье;
  • яблоки в карамели;
  • домашнее мороженое;
  • шоколадный соус.

Сироп из кукурузы создаёт в текстуре десертов кремовую гладкость, усиливает аромат. В отличие от мёда и сахара, он не пригорает в духовке и не засахаривается. Сироп добавляют также в соусы для китайской лапши и барбекю, чтобы придать им пикантность и приятный блеск.

Пищевые фабрики используют свойства кукурузного сиропа для увеличения объёма, увлажнения и сохранения свежести изделий. Продукт входит в состав следующих товаров:

  • сладкая выпечка;
  • йогурты и творожки;
  • безалкогольные напитки;

В мороженом и газированных напитках кукурузный сироп нередко сочетают с искусственными подсластителями, чтобы устранить их специфический привкус.

Как приготовить кукурузный сироп в домашних условиях

В российских магазинах сложно найти настоящий сироп из кукурузного крахмала. Но продукт можно приготовить самостоятельно. Вот простой рецепт с использованием спелой кукурузы:

  • В большую посуду с толстым дном насыпают стакан сахара, вливают 4 стакана кипятка и перемешивают до растворения.
  • Добавляют 400 г тёплой воды и ставят на тихий огонь.
  • Нагревают, постоянно помешивая, пока жидкость не закипит.
  • Кладут в кастрюлю 400 г сырых кукурузных зёрен.
  • Варят, помешивая, до тех пор, пока жидкость не станет жёлтой. Её объём должен уменьшиться вдвое.
  • Снимают с огня и сразу процеживают через сито в стеклянную посуду.
  • Остужают и помещают для хранения в холодильник.

Полученный сироп сохраняет аромат кукурузы. Благодаря отсутствию ферментации, он содержит меньше фруктозы, чем промышленный продукт.

При отсутствии свежей кукурузы можно сделать инвертный сироп из сахара, лимонной кислоты и соды. Его приготавливают, применяя одновременно нагревание и кислоту. Под их воздействием происходит инверсия — дисахарид расщепляется на глюкозу и фруктозу.

Порядок действий:

  • В посуду с толстым дном насыпают 450 г сахарного песка, заливают 200 мл горячей воды, перемешивают и ставят на тихий огонь.
  • Когда сахар полностью растворится, увеличивают огонь до средней интенсивности.
  • После закипания убавляют огонь до минимума, добавляют 2/3 ч. ложки лимонной кислоты, перемешивают.
  • Накрывают крышкой и варят 20 мин. до золотистого цвета.
  • Проверяют готовность — помещают капельку раствора на блюдце, остужают и, взяв двумя пальцами, растягивают в ниточку. Если нить не рвётся сразу, значит, сироп готов.
  • Оставляют на 10 мин для остывания.
  • Смешивают десертную ложку горячей воды с 1/3 ч. ложки пищевой соды. Выливают смесь в кастрюлю с сиропом и хорошо перемешивают.
  • Через 10-15 мин, когда осядет пена, переливают сироп в стеклянную посуду.

Полученная жидкость хорошо растворяется в воде и не засахаривается, но не обладает запахом кукурузы.

Чем можно заменить кукурузный сироп

Есть немало продуктов, способных предотвратить кристаллизацию сахара и улучшить текстуру десертов. Вместо сиропа из кукурузы нередко используют:

  • Нектар агавы. Густой сок листьев мексиканского растения содержит оптимальное количество глюкозы и фруктозы. Мягкий вкус, напоминающий мёд, делает его отличным ингредиентом для выпечки и шоколадных соусов. В карамели, однако, нектар агавы не заменит кукурузный сироп, так как не имеет свойств загустителя.
  • Рисовый сироп. Приготовленный из коричневого риса, продукт эффективно предупреждает засахаривание. Он может заменить кукурузный сироп в карамели, но подойдёт не для всех сортов выпечки из-за специфического запаха.
  • Жидкий мёд. Равноценная замена для использования в пирогах, печенье, пирожных. Для приготовления конфет не подходит, поскольку при долгой варке пригорает и горчит.
  • Патока. Продукт создаётся путём ферментации крахмала. Так же, как и кукурузный сироп, патока предохраняет тесто от черствения и улучшает его аромат. Но в карамели, мороженом и соусах не используется.
  • Тростниковый сироп. Эту сладкую жидкость получают в процессе переработки тростника в сахар. Её можно использовать в кондитерских изделиях, мороженом и конфетах.

Лучшими заменителями кукурузного сиропа считаются продукты, сходные по способу выработки — инвертный сироп и американский золотой сироп. Они отличаются от оригинала лишь степенью содержания фруктозы и ароматом.

Читать книгу Кукурузный мёд (сборник) Владимира Лорченкова : онлайн чтение

Кукурузный мёд

Владимир Лорченков

© Владимир Лорченков, 2014

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru

Кукурузный мёд

Последнее племя молдаван молилось Матушке-Кукурузе.

– Матушка кукуруза, меду наварим, пивка набалуем! – пели люди.

– Дай нам хмелия попити, дай нам зернышка поети, – тянули они.

– И да избави нас от лукавого русского, и оборони поля наши! – торжественно выводили они.

В лесу, густом и непролазном, словно мохнатка молдавской женщины после Катастрофы – опасная бритва была теперь на три веса золота, – несколько человек в обмотках и лохмотьях из китайских пуховиков, творили обряд. Они стояли на коленях перед гигантской, но зарытой в землю по пояс статуей мужчины с короной на голове и крестом в вытянутой руке. Любой, кто внимательно изучал историю Молдавии до того, как она рухнула в Катастрофе, и бывал в этой стране в начале 21 века, узнал бы в каменном мужчине главный памятник страны – государю Штефану Великому. Беда была лишь в том, что никто историю Молдавии не изучал и до того, как страна рухнула в Катастрофе.

– По одной простой причине, – объяснял своим ученикам волхв Сергунька Ильченко, хоронившийся в лесу с деревенькой.

– Никому история Молдавии и до катастрофы на хер не была нужна, – говорил он.

В том числе и волхву. Поэтому и он, и вся деревня, – которую Сергунька обслуживал в ритуально-религиозно-идеологическом смысле, – принимали мужика в короне и с крестом за древнее молдавское божество. Единственное, что смущало людей, так это крест в руке идола. Чай, не каменный век какой, а молдаване, – хоть и пережили Катастрофу, – не дикари. Христианская ересь давно уже как из моды отовсюду вышла. Никто, кроме русского супостата, кресту не молится. Но сил на то, чтобы отколоть крест от памятника, – невесть как оказавшегося в самой глубине молдавских Кодр, – у селян не было. Слишком слабый пошел нынче молдаван. Плохое питание, жизнь в чаще, нехватка солнечного света, продуктов, чистой питьевой воды…

По лесам рыскали экспедиционные карательные отряды русских, которые в ходе кровавых войн после Катастрофы вновь присоединили к себе Королевство Украинское, герцогство Белорусское и графство Молдавское. Экспедиции походили на охоту на людей в фильме «Планета обезьян», которые успели посмотреть те молдаване, что пожили еще до Катастрофы. Сходство усугубляла внешность украинских наемников, которых русские охотно использовали для поимки несчастных молдаван. Но, – верили люди, – все это поправимо. Ведь у нас, молдаван, хоть нас и осталось очень мало, есть еще священная тайна. И, значит, надежда.

Этой-то тайной сейчас как раз и занимался шаман Ильченка и его помощники, двоих из которых он собирался вскоре посвятить в сан Служителей Кукурузы. Давно пора было, ведь Сергуньке исполнялось на днях сорок лет, а по меркам нынешней Молдавии это было полтора срока человеческой жизни. Войны, охоты русских, экспедиции украинцев, голод, болезни…

В прошлом году, – вспомнил, нахмурившись, глава деревни, кузнец Сорочану, – от чумы умерло семнадцать человек. Осталось двадцать пять. Это не считая семерых детей, которые вряд ли переживут следующую зиму… Кузнец запахнул плотнее на груди зеленый ватник, подобранный на месте сожженной русскими соседней деревни – называлась одежда как всегда по-русски смешно, «бушлат», – и сжал в руке молот. Подошел каменному столу у подножия памятника. Подножие – это, впрочем, сильно сказано. Ведь каменный мужик с крестом ушел в землю уже по пояс. Он очень напоминал статую Свободы из фильма про «Планету обезьян». Впрочем, об этом знал лишь человек, лежащий на каменном столе в центре полянки, где проводился обряд – потому что видел этот фильм. Человек был привязан к камню, лицом вниз. Руки его были вывернуты…

– Мати земля сыра, рассупонься, – торжественно произнес кузнец и поднял молот.

– Мати-кукуруза, прими нашу жертву, – сказал шаман Ильченка и приставил осиновый кол между лопаток связанного мужчины.

Ротмистр оккупационного русского корпуса Клименко, – почувствовав прикосновение острия к спине, – вздрогнул и заплакал.

Слепыми глазами глядел памятник Штефану на кучку копошащихся у его пояса молдаван…

* * *

– Всем спешиться, подвязать оружие, – велел негромко штабс-капитан Лоринков.

– В том лесу мятежники, мать их – сказал он.

– Ворона взлетела! – негромко, но напряженно добавил он, неотрывно глядя на лес.

Над деревьями и правда взлетели птицы. Штабс-капитан Лоринков, второй год прочесывавший Молдавию в поисках туземцев, выполняя приказ о «полном решении молдавского вопроса», улыбнулся. Нет, недаром им в военной академии Тулы были прочитаны труды военного теоретика Роберта Стивенсона «Черная стрела» и учебник по ведению войны в особенных условиях «Семь подземных королей».

Примета – кружащие над деревьями птицы, – никогда не обманывала.

Малограмотная солдатня в отряде Лоринкова и понятия не имела, каким образом офицер определяет наличие в том или ином массиве людей, и считала штабс-капитана чем-то вроде колдуна. Это Лоринкова, – который скрыл свое происхождение, переметнувшись в ряды Русской завоевательной армии, – устраивало.

До Катастрофы он работал корректором в газете и старательно исполнял в Молдавии роль Пятой Колонны, благодаря чему количество опечаток в изданиях превысило все возможные нормы. Не миновать бы за это увольнения, – вспомнил с удовлетворением Лоринков, – да вовремя грянула Катастрофы. Взорвалась бомбочка, исчезли главные мировые игроки и единственные владельцы атомного оружия – США и Иран. Рассыпались американская и персидская империи, мир вздохнул свободно, и, как и положено, – когда исчезают мировые жандармы, – принялся за резню. Оружия практически не осталось, пришлось вернуться к латам, лукам, стрелам, копьям… Побеждали те, кого было больше, кто был храбрее и кому было плевать, что с ними станут.

– Стало быть, побеждать стали мы, русские, – подумал молдаванин Лоринков со слезами гордости на глазах.

Путь его к офицерству не был прост. Лоринков заманил в подвал русского солдата, пообещав показать бочку вина, и зарезал там беднягу. Выправил на себя его документы. Потом добрался до России. Два года в командном училище в Туле, несколько месяцев практики на молниеносной Прибалтийской войне – причем латыши напали первыми, по старинке надеясь установить в России свои порядки, как в 17—м, – и вот, он уже в Молдавии. Здесь Лоринкову предстояло зачистить весь запад бывшей независимой Молдовы, что он и сделал в кратчайшие сроки. Он уничтожал молдаван свирепо, как и полагается настоящему предателю.

За это он получил чин штабс-капитана и ответственное задание.

– Выполнишь его, сынок, получишь следующий чин, чин хорунжего, – сказал седоусый русский полковник Гельман, прибывший в Молдавию на инструктаж.

– Только помни, – добавил полковник, отличившийся по время Еврейской резни, когда евреи вырезали всех биробиджанцев, – если не справишься, повесим тебя самого у дороги.

– Как ренегата и молдавашку, – сказал полковник.

– Кстати, рожа у тебя какая-то странная, – сказал полковник, щурясь пристально.

– Молдавская у тебя какая-то рожа, – сказал полковник Гельман.

– Не как у нас, у чистокровных русских, – сказал он.

– Никак нет, – сказал штабс-капитан Лоринков, – ошибаться изволите, мой полковник.

– Это я от пыли и походов почернел, – сказал Лоринков.

– Работа нервная, все время на солнце, да на открытом воздухе, – сказал Лоринков.

Полковник нехотя кивнул, отошел. Стал наблюдать за тем, как отряд Лоринкова разорял деревеньку Шарпены. Сначала подожгли все дома, потом согнали местных жителей на обрыв над Днестром. Насчитали сто пятнадцать душ. Жирный улов, отметил про себя Лоринков. Галантно уступил полковнику Гельману право вести окончательную расправу. Тот, расцветший, поправил на плечах цветастые эполеты, запахнул шикарный, – золотом шитый, – халат с наклейками (Лоринков мельком заметил Мики-Мауса, культурного героя эпохи до Катастрофы). Поднял маузер. Визгливо заговорил:

– Молдаване! – взвизгнул полковник Гельман.

– Нам, русским, необходимо жизненное пространство, которое вы занимаете, – сказал он и выстрелил.

Выстрелил еще раз. Еще. С недоумением поглядел на маузер.

Штабс-капитан Лоринков вышел из строя, – снял предохранитель на оружии, которое полковник так и держал в вытянутой руке, – и вернулся к коню. Снова прыгнул в седло. Полковник благодарно кивнул. Толпы сельчан глядела на него тупо, без надежды. Дети уже и не плакали даже. Это хорошо, подумал Лоринков. Он не выносил, когда плачут дети. Но был безупречно жесток – всплыви правда о его происхождении, не миновать штабс-капитану петли… Лоринков, впрочем, молдаван особо и не жалел.

– Неумолимая диалектика, – сказал он самому себе, решив раз и навсегда решить вопросы национальной самоидентификаци, и не возвращаться к нему.

– Кто дал себя уничтожить, тот лох, – сказал капитан зеркалу, бреясь.

– А я не лох, – сказал и правда смышленый капитан.

После чего, на всякий случай, разбил зеркало…

…Полковник Гельман договорил речь – Лоринков запомнил что-то про «комплекс фрустрации», «расстрел как инсталляция» и «сам-то подался в культуртрегеры, потому что бездарное говно», – и махнул платочком. Каратели принялись теснить толпу к обрыву. Мужчины старались держать напор военных до последнего, матери плакали.

Потом и дети зарыдали…

Лоринков отъехал на несколько метров, и глядел, как отрываются от обрыва один за другим молдаване и, кружась нелепо, словно изломанные куклы, падают на известковые скалы внизу. Некоторые, поняв бессмысленность сопротивления, сбрасывали детей, потом прыгали сами. Постепенно скалы стали бурыми. Людей на краю обрыва оставалось все меньше. Лоринков перевел взгляд на полковника Гельмана и с удивлением увидел, что тому плохо…

Вечером, – когда отряд, по обыкновению, перепился и трахал тех женщин, казнь которых отложили до завтра, – полковник держал речь перед офицерами:

– Кого мы растим? – сказал он.

– Неврастеников, психопатов и алкоголиков, – сказал он.

– Нам не нужна бессмысленная жестокость, – сказал он.

– Мы Решаем Вопрос, а не предаемся извращенному садизму, – сказал он.

– Отныне убивать всех быстро, – сказал он.

Штабс-капитан Лоринков, вспомнив речь полковника, ухмыльнулся. Легко сказать «быстро». А как сотню человек быстро перебить, если из оружия у тебя только мечи да копья, а огнестрел лишь у больших начальников? Но перечить полковнику никто не стал. И он, сжимая в руках пакет с подарками, – коврик из волос молдаванки, ожерелье из зубов молдаван, чашка из черепа, – отбыл в какую-то свою Пермь. А мы остались, подумал Лоринков. И, вспомнив, задание, помрачнел. Оглядел отряд.

Все спешились. Все старались не шуметь – штабс-капитан был человек злой, на расправу скорый, – и глядели на лес. Для них это было лишь очередной зачисткой. Лоринков же знал, что от сегодняшней операции зависит его будущее. Ведь именно здесь находятся последние три десятка молдаван – остальных просто не осталось. И он, штабс-капитан Лоринков, должен не только уничтожить тридцать последних молдаван на земле, но и выпытать у них Тайну.

– Кукурузный мед, – вспомнил Лоринков страшный шепот полковника.

Улыбнулся. Вечно в Русском Штабе что-то выдумывают. Но перечить нельзя – в Москве у власти сейчас полно евразийцев и мистиков. На Дальнем Востоке коллегам Лоринкова приходилось искать Священного Тигра Шамбалы, праправнука того тигра, которого, якобы, поцеловал в десны взасос легендарный и полумифический правитель Древней Русской Федерации святой Владимир, в Азии – перстень Чингис-хана, в Архангельске – Великого Моржа Урги. Даже в Эстонии пришлось работать, потому что какому-то обкуренному евразийцу померещилось, будто там можно найти Священную Шпроту Балтики. Дошли до того, что искали, как священную реликвию, матрац, который, – якобы, – трахался с каким-то стопроцентно русским святым, умученным за свободу, Витькой Шендером, и Витька от матраца понес, но был умучан, будучи в положении, что усугубляло вину его мучителей… Мракобесие цвело.

Все это, конечно, глупости, думал Лоринков.

Но начальству не перечил, ведь жизнь человеческая после катастрофы стоила даже меньше, чем ничто…

Поэтому Лоринкову ничего не оставалось, кроме как ответить «есть» на приказ найти священный напиток недобитых молдаван. Кукурузный мед… Штабс-капитан в существование такого напитка не верил, конечно, но… В любом случае, сейчас это выяснится, подумал он. Тридцать последних в мире молдаван – вот они, тут. В лесу… Ну, не считая его, но он-то давно уже не молдаванин…

Отдал небрежно стремя от лошади денщику, Сергуньке Эрлиху, из одесских жидков. Того Лоринков подобрал после погрома, выправил новые документы на Чистоту Крови, и теперь Сергунька каждый взгляд штабс-капитана ловил с благоговением. А Лоринков, до поры до времени не вынимая палаша, – чтоб не блеснул, – пошел, пригнувшись слегка, к лесу.

Отряд последовал за ним, на ходу разворачиваясь в цепь.

* * *

– Хряк, – сказал пленный ротмистр и страшно плюнул куском легкого.

Розовое, оно пузырилось, и напоминало кусок окровавленного мыла. Ротмистр забился на камне, но туземцы, ухватившие его за руки и ноги, не дали несчастному пошевелиться. Так, – мыча из-за веревки в зубах и дергаясь из-за осинового кола в теле, забитого со спины, – ротмистр и стал умирать.

– Мать-кукуруза, прими! – сказал шаман и кивнул кузнецу.

Тот выдернул кол из спины ротмистра, перевернул еще теплого пленного на спину и саданул ему молотом по лбу. Потом еще раз и еще. Треснул череп. Прицелившись получше, Сорочану снес, наконец, половину черепа. Из головы живого еще, – но уже отключившегося – вояки, стали зачерпывать мозги, словно из чаши… Рвались сосуды, но шаману, вошедшему в транс, уже не было противно. Над памятником Штефану кружило воронье…

– Мати-кукуруза, дай испить! – крикнул шаман.

От котла, дымившего на краю опушки, отошла одна из женщин. В руках держала она парадную, эмалированную – всю в трещинах, – кружку. Курился над кружкой дымок. Шаман принял варево торжественно, стал наливать в голову тела, которое усадили. Скреб ногами землю ротмистр, дергался, словно препарированная лягушка… Волхв, улыбнувшись небу, стал наливать в пустую голову жидкость. Поместилось пять чашек.

– В хорунжего бы и все семь влились, – подумал кузнец.

– Хорунжие поумнее, – подумал он.

– А в прапорщика так и все десять, – подумал он.

Сколько чашек кукурузного меда поместилось бы в голове Сержанта, кузнецу даже и думать не хотелось. Ведь Сержант был в новой табели о рангах главнокомандующим всех войск.

К сожалению, от старых армий – до Катастрофы, – сохранились лишь смутные воспоминания и названия должностей и званий. Какое из них стояло над каким и под каким, определить было уже невозможно, поэтому их разбросали в произвольном порядке…

Наконец, голова жертвы заполнилась кукурузным медом.

Шаман жестом призвал к себе жителей деревеньки.

– Пей мед кукурузный, пей жизнь матушки кукурузы, – говорил он каждому.

Туземцы по очереди подходили к дергающемуся еще телу и отпивали по глоточку из дымящейся головы. После этого каждый получал кружку кукурузного меда уже из котла. Люди краснели, улыбались, становились раскованнее…

Кукуруза нынче была на весь золота, выращивали ее от силы килограммов десять за год. Основной едой стали кора да лебеда. Из кукурузы же готовили священный мёд по рецептуре старинного «молдавского вина». Такого древнего, что установить, что именно это был за напиток и из какого злака готовился, было уже невозможно. Рецепт хранили втайне от русских оккупантов и передавали от деревни к деревне…

Шаман Сергунька знал, что окрест леса все опустело, и всех, кроме них, вырезали. Об этом ему сказал дух Матушки-Кукурузы, ну, или, – если честно, – это Сергунька подслушал, когда прятался у дороги, а по ней проезжали двое выпивших спирта русских офицеров…

Между тем, обряд закончился. Голову ротмистра вычерпали до конца. Тело бросили к подножью каменного идола с короной. Началась пирушка. Люди, умиравшие от голода и холода, старались взять от краткого мига веселья все. Некоторые уже залезли на корону Штефана и блевали оттуда прямо на тех, кто совокуплялся у пояса идола. Кто-то пел «Меланхолие дулче мелодие» и тряс головой. Шаман Сергунька Ильченка улыбался, глядя на свой народ.

– А ведь это и есть весь мой народ, – подумал он со слезами на глазах.

– А ведь я плачу, – подумал он.

– Я плачу, и это так прекрасно, – подумал он еще.

– Я словно Ахилл, – подумал шаман, до Катастрофы преподававший литературу в школе для отсталых детей.

– Ахилл из издания «Одиссеи» для средних вспомогательных школ для детей с задержками в развитии, – подумал он.

Тут-то на опушку и выбежали солдаты.

* * *

Спустя какой-то час полянка стала выглядеть еще более разнузданно. Теперь она напоминала поле на каком-нибудь рок-концерте еще в те времена, когда в мире существовали электронные музыкальные инструменты, хипстеры, педерасты, и радио для мужественных и хипестров и альтернативных педерастов, «Наше радио»… Солдатня разгромила шалаши туземцев, и некоторых из них вздернула прямо на руке каменного идола. Штабс-капитан Лоринков глазам своим не верил. Памятник Штефану Великому! Как он здесь, в лесу, оказался? Надо будет пустить его по Днестру, подумал Лоринков, и подталкивать баграми до самых порогов…

– Впрочем, о чем я, – подумал Лоринков.

– Памятник ведь каменный, – подумал Лоринков.

– Он же утонет, – подумал Лоринков.

Нервы сдают, подумал он, и потрогал носком сапога пустую голову ротмистра, ужасно умерщвленного туземцами. Если бы не снятая верхняя часть черепа, то ротмистр выглядел бы живым.

Отсутствие мозга мало что меняет в выражении лица военного, – подумал с непроницаемым выражением лица штабс-капитан Лоринков.

Глянул в небо. Солнце уже опускалось к руке Штефана с крестом, которым памятник молчаливо осенял все, происходящее под ним. Следовало поторопиться. В первую очередь надо разобраться с детьми, знал Лоринков, который терпеть не мог, когда плачут дети. Из-за этого над штабс-капитаном часто подтрунивали коллеги. Что поделать, у каждого свои слабости… Солдатня, знавшая это, смотрела выжидающе. Лоринков кивнул, и ткнул в сторону детей рукояткой палаша. Отвернулся. Спустя пару минут вновь взглянул. Дети валялись в углу, быстро порубленные, без издевательств…

– Баб теперь кончайте, – велел штабс-капитан.

Баб порешили не так быстро, и тут уж поделать штабс-капитан ничего не мог. К тому же, на курсах офицеров в Туле русский инструктор, – бородатый чечен, попивавший спирт из самовара, – объяснил множество важных вещей. Среди них была и такая.

– Нет никакой биля смысл давать биля приказ который биля один никто биля не станет биля выполнять, – сказал чечен.

– Это биля только подрывает твой биля авторитет биля командыр, – сказал чечен.

– Ты биля ни в автаритет после такого биля, – сказал чечен.

– Вот так биля, – сказал он.

Лоринков не собирался подрывать свой авторитет командира. Так что он спокойно досмотрел, как солдаты дотрахают женщин, и повесят их. Приступят к мужчинам… Когда и тех начали, смертно мучая, убивать, Лоринков велел остановить расправу.

– Двоих мне оставить, – велел он.

– Для допроса, – пояснил он солдатам.

По стечению обстоятельств, последними оказались шаман и кузнец. Лоринкову принесли корягу поудобнее, и штабс-капитан со вздохом уселся. Посмотрел скучающе на дикарей молдаванских. А ведь прямо трагедия из Красной книги, подумал он. Последние две особи вымирающего вида, подумал он. Сами виноваты, подумал он. Преимущества империи очевидны, подумал он. Не было нужны воевать с Римом, следовало стать римлянином, подумал он. Как же от них воняет, подумал он. С этого и решил начать.

– Вонючки, – сказал капитан.

– Вы, вонючие друзья мои, последние две особи вымершего вида, – сказал штабс-капитан.

– Желаете сохранить себе жизнь, поделитесь со мной тайной, – сказал он.

– Кукурузный мед, – сказал он.

– Рецепт, – сказал он.

Мягко улыбнулся. Склонил голову.

Из-за закатного Солнца над головой Штефана венец государя окрасился красным. Штабс-капитан Лоринков вздрогнул. Русская солдатня, безразличная к cultural references молдавского менталитета, разбрелась по полянке.

Гремели котелки, закипала в них водка, доставался из карманных матрешек пайковый кокаин…

* * *

…на втором часу кузнец не выдержал и стал кричать. Уж больно неотесанной была солдатня, по очереди подходившая к нему выпытывать секрет Кукурузного Меда. А шаман, – хоть и сильно скрипел зубами, – но молчал. Так бы и бились безрезультатно каратели над двумя последними молдаванами, если бы не смышленый денщик Лоринкова.

– Ваше сиятельство, – сказал он тихонько штабс-капитану.

– По пяткам их, – сказал он.

– Бить по пяткам! – велел Лоринков.

После этого, наоборот, шаман начал орать, а кузнец запыхтел, но не проронил ни крика. Капитан, спросонья, щурился на опушку, трупы туземцев, остывшие котлы… Как всегда, когда поспишь днем, болела голова.

– Капитан, – сказал вдруг кузнец, у которого на ноге из-под окровавленного мяса показалась кость.

– Ну? – сказал Лоринков.

– На пару слов, капитан, – попросил кузнец.

– Слушаю, – сказал Лоринков, подойдя, и глядя брезгливо.

– Капитан, я расскажу, – сказал кузнец шепотом.

– Только шамана убейте, – попросил он.

– Стыдно… предавать, – сказал он.

Экий стервец, подумал удивленно капитан. Животное животным, а однако же, и человеческое не чуждо… Не забыть бы записать, подумал Лоринков, мечтавший втайне сделать писательскую карьеру и издаться где-нибудь в Костроме, где, по слухам, работали еще цеха переписчиков. Потому, кстати, Лоринков и переметнулся к русским.

– За то, чтоб книжку издать, – говорил честолюбивый Лоринков, – можно и родину продать!

Правда, как и все молдаване, не очень задумывался о том, что книжку сначала нужно написать. Впрочем, все это далекое прошлое, знал Лоринков. Как и его происхождение, о котором капитан уже и забыл. Это было… словно труп в кухонном шкафу, подумал Лоринков, так и не выучивший русский язык как следует. Это его, впрочем, нисколько не выдавало. Все русские военные говорили по-русски очень плохо…

Лоринков кивнул, подошел к шаману. Обнажил палаш, примерился, размахнулся… Покатилась голова предпоследнего молдаванина по окровавленной траве, и остановилась прямо у пояса в землю ушедшего Штефана… Равнодушно глядел основатель молдавской нации на то, как умирали последние люди ее… Солнце наполовину уже за лесом скрылось…

– Ну-с, животное, – сказал штабс-капитан Лоринков кузнецу.

– Теперь изволь рецепт Кукурузного Меда поведать, – сказал он.

Кузнец, скрестив руки на груди, гордо ответил:

– Умрет он вместе со мной.

– А шамана я потому попросил убить, чтоб не выдал он секрета, – сказал кузнец.

– Не был я уверен в шамане, – сказал кузнец.

– А мне смерть не страшна, – сказал кузнец.

– С народом моим помру, – сказал он.

– И рецепт меда кукурузного навсегда в могилу уйдет со мной, – сказал он.

– Так надо, – прохрипел он.

– Тайна кукурузного меда уйдет в небытие… – сказал он.

–… вслед за последним молдаванином, – сказал он.

И ушел в небытие.

Глядя на то, как солдаты пытаются привести в чувство кузнеца, забитого до смерти, штабс-капитан Лоринков вынужден был признать, что туземец оказался прав. Как ни пытали кузнеца, он предпочел умереть. И, стало быть, кукурузный мёд, вслед за молдаванами, птицей додо и стеллеровой коровой, ушел в прошлое навсегда, знал Лоринков.

Все это, впрочем, казалось скучным и неинтересным.

Штабс-капитан понял вдруг, что очень устал.

И ничего, – совсем ничего, – не хочет.

* * *

Ночью штабс-капитана разбудил слабый шепот.

– Ваше высокоблагородие, – шептали над головой капитана.

Тот, не удивившись, сел. Денщик всегда предпочитал стучать на провинившихся по ночам. Но на этот раз разбудил он капитана совсем по другой причине. В руках денщик держал табличку из глины.

– Ваше превысокоблагородие, – сказал тихонько денщик.

– Ваше королевское величество, – сказал он.

– Пока вы изволили отдыхать, я тут рецептик, – сказал он.

– Того… – сказал он.

– Они, его, оказывается, в тайнике хранили, – сказал он.

Бережно протянул Лоринкову табличку с рецептом кукурузного меда. Штабс-капитан сел. Храп раздавался над поляной. Вдалеке маячил неясной тенью памятник Штефану. Пахло невыносимо трупами, которые, конечно же, не закопали. Лоринков потер виски.

По низкому бессарабскому небу сползали крупные да влажные, – словно слезы – молдавские звезды… А ведь я один теперь, совсем один, понял Лоринков. Последний из молдаван, вдруг вспомнил все про себя он…

Молчал штабс-капитан долго. Денщик смотрел выжидающе.

– Молодец, Сергунька, – сказал Лоринков.

– Будешь за это у меня еще и ординарцем, – сказал он.

– Ваше благородие, – сказал Сергунька, упал на колени и вдруг заплакал.

– Я ведь… ваш благородь… я ведь знаю… все про вас, – сказал он, рыдая.

– Я ведь и сам – последний еврей… – сказал он.

– Я никому не скажу ваше благородие, я на вас век молиться бу… – сказал он.

Лоринков, словно с недоумением глядя на затылок денщика, бросившегося целовать левую руку, выхватил палаш правой. Отойдя на шаг назад, рубанул что есть силы. Поглядел, как денщик уткнулся лицом в землю, словно на вечерний намаз. Отвернулся брезгливо от разрубленного затылка. Посмотрел на табличку, шевеля губами, потом бросил ее оземь.

Наступил, растоптал.

– Сергунька, Сергунька, – сказал он трупу, повышенному до ординарца.

– Вы, евреи, себя еще понапридумываете, – сказал он задумчиво.

– А мы, молдаване, и правда кончились, – сказал он грустно.

Вышел из лесу, побрел к холму у реки. Там остановился и огляделся. Шумел где-то внизу Днестр, усеянный отражениями звезд. Молдавская ночь – жирная, густая, словно вино, которое ренегат Лоринков, конечно же, помнил, – окутывала мир. Выглядел он сейчас совсем как до войны. Словно и не было Катастроф, резни, бойни, горя, бед… Ночь все спрятала, и выглядела сейчас Молдавия непривычно мирной, непривычно тихой, непривычно спокойной.

– Да, – сказал капитан.

Достал из кармана пистолет, украденный в штабе когда-то.

– Тайна кукурузного меда и правда уйдет в небытие… – сказал капитан.

–… вслед за последним молдаванином, – сказал он.

Но потом опустил руку и сидел над рекой до самого утра. Лишь когда звезды перестали отражаться в посветлевшем Днестре, штабс-капитан решился.

От выстрела над лесом взмыло воронье.

Кукурузный сироп - что это, применение , как приготовить дома

Разница между кукурузным сиропом с высоким содержанием фруктозы и сахаром

Как  кукурузный сироп (КС) с высоким содержанием фруктозы (КСВСФ), так и обычный столовый сахар содержат фруктозу и глюкозу. Сахар - дисахарид, который состоит из соединенных вместе молекул  глюкозы и фруктозы - 50% и 50% фруктозы (рис.1). Хотя КСВСФ также состоит из глюкозы и фруктозы,   соотношения  может несколько меняться, но обычно оно находится в диапазоне 55% фруктозы и 42% глюкозы.

Кроме того КСВСФ и сахар отличаются друг от друга способом производства.   Сахар является природным дисахаридом,  а КСВСФ искусственно производится из кукурузы. Производство КСВСФ включает переработку кукурузы в кукурузный крахмал, который затем превращается в сироп (С), который представляет собой 100% глюкозу. Проблема с глюкозой в качестве подсластителя заключается в том, что она не достаточно сладкая. Чтобы увеличить сладость КС  часть  глюкозы С превращается во фруктозу с использованием ферментативных реакции. В результате  такой конверсии получается смесь молекул глюкозы и фруктозы, известная  как кукурузный сироп с высоким содержанием фруктозы. Обычный сахар и КС с высоким содержанием фруктозы  имеют одинаковую пищевую ценность. Основное различие между КСВСФ и сахаром заключается не столько в их составе, сколько в их форме. Глюкоза и фруктоза связаны в сахаре в дисахарид, тогда как КСВСФ состоит из смеси свободных молекул глюкозы и фруктозы. Поскольку сахар расщепляется на глюкозу и фруктозу ферментами   тонкого кишечника, то КСВСФ и сахар  после поглощения в кишечнике по существу  эквивалентны. 

 Кукурузный сироп на кухне

Кукурузный сироп - это универсальный подсластитель. Он помогает производителям конфет в изготовлении мягкой карамели и зефира,  входит в большинство рецептов пирогов; он   делает замороженные десерты более однородными и сливочными. Его необходимо  заменить, если у вас есть аллергия на кукурузу или нет желания использовать генетически модифицированную кукурузу. Хотя существует  ряд приемлемых   жидких подсластителей его замены, самым простым вариантом является сахарный сироп.

Готовим кукурузный сироп дома

Вариантов приготовления КС множество, но они отличаются "техническим деталями", а суть одна: подвергнуть сахар гидролизу кипячением с образованием фруктозы и глюкозы.

 Кукурузный сироп из кукурузного крахмала 

 Подготовить
  • 2/3 стакана воды 
  • 2 ст.л.  крахмала  кукурузного
  • 2 cтакана сахара 
  • 1/8 ч. л. винно-калиевых квасцов 
  • 1/8 ч. л. ваниль 
Варить сироп

Смешайте кукурузный крахмал с холодной водой; поместите в кастрюлю и доведите до кипения, помешивая во время приготовления. Когда содержимое кастрюли станет прозрачным, добавьте сахар, перемешайте. Варить до тех пор, пока  содержимое кастрюли не загустеет (задерживается на ложке). КС готов!   Добавьте 1/8 чайной ложки порошкообразных квасцов и перемешайте. Добавьте ваниль. Капля желтой пищевой окраски придаст ему цвет КС.  
Примечание:

  • Порошок квасцов предупреждают образование кристаллов в сиропе. Их можно заменить соответствующим объемом лимонного сока. 
  • Кукурузный крахмал придает С гладкость. 
  • Для получения темного С возьмите коричневый сахар в том же количестве, что и белый. 

Кукурузный сироп с початками или зернами кукурузы

Подготовить:

  • 4 початка кукурузы (для аромата, весьма приблизительно)
  • Вода
  • 2 ч.л.соли
  • ванилин
  • Кастрюля с толстым дном.

Варить сироп

Початки кукурузы разрезать на дольки, толщиной 2 - 3 см, уложить в кастрюлю (нет початков, возьмите зерна), залить водой и варить пока объем воды не уменьшиться примерно вдвое. Отбросить на дуршлаг.  Отвара кукурузы должно быть примерно 300 мл.Отвар поместить в кастрюлю, добавить сахар, соль и ваниль, перемешать до растворения сахара, варить на медленном огне до загустения. Разлить по баночкам. Хранить в холодильнике.

 

Кукурузный сироп своими руками

В промышленности такой сироп изготавливают путем многоэтапного гидролиза кукурузного крахмала в результате которого сам крахмал распадается до глюкозы. Полученную смесь сдабривают стабилизаторами, чтобы продукт не кристаллизовался в период хранения. В домашних условиях повторить все шаги производства не выйдет, потому итоговый продукт будет менее стабильным, но сделать кукурузный сироп своими руками все же возможно. В результате вы получите заметно более натуральный продукт при этом обладающий теми же свойствами, что и покупной.

Как сделать кукурузный сироп в домашних условиях?

Кукурузный сироп готовится практически также как и обычный сахарный сироп, исключением является кукуруза, отвар которой и используется в качестве основы. В домашних условиях вы можете сварить как светлый сахарный сироп, так и темный, больше похожий на патоку. В первом случае в рецепте используют стакан обычного белого сахара, а во втором - аналогичный объем коричневого.

Многие также интересуются рецептом того, как приготовить кукурузный сироп из крахмала, но дело в том, что на простой кухне гораздо легче использовать богатый крахмалом кукурузный отвар, нежели гидролизировать уже готовый сухой крахмал с помощью специального фермента (альфа-амилазы). Именно поэтому мы рекомендуем остановиться на нижеследующем рецепте, тем более что упрощенная техника ни как не скажется на результате.

Кукурузный сироп – рецепт

Ингредиенты:

  • коричневый сахар – 1 ст.;
  • кукуруза – 3-4 початка;
  • вода – 1,2 л;
  • сахар белый – 960 г;
  • экстракт ванили – 1 ст. ложка;
  • соль – 2 ч. ложки.

Приготовление

  1. Перед тем, как сделать кукурузный сироп, кукурузные початки разрежьте на 3-4 части, предварительно очистив их от внешних листьев и рылец.
  2. Залейте початки водой и оставьте на среднем огне примерно на полчаса или до тех пор, пока объем воды не уменьшится вдвое.
  3. Полученный отвар процедите, и смешайте с двумя видами сахара, солью и ванильным экстрактом. Последний призван придавать сиропу аромат, потому не является обязательным ингредиентом.
  4. Уваривайте сироп до температуры в 235 градусов (стадия «мягкого шарика»), после чего снимите сироп с огня и охладите перед использованием.
  5. Хранить такой сироп следует в герметичном контейнере, в холодильнике. Если кристаллы сахара все же образуются, то достаточно будет просто снова слегка разогреть сироп с добавлением пары ложек горячей воды.

Инвертный кукурузный сироп – рецепт

Если вы не знаете чем заменить классический кукурузный сироп, то попробуйте приготовить инвертный сироп. Несмотря на сложное название, готовить такой продукт элементарно просто. По сути это простой сахарный сироп, приготовленный путем нагревания сахара с водой в присутствии кислоты. Приставка «инвертный» в данном случае означает, что в процессе нагревания сахароза распалась на глюкозу и фруктозу.

Ингредиенты:

Приготовление

  1. Смешав сахар с водой и отваром из кукурузы, дождитесь растворения кристаллов и добавьте лимонную кислоту.
  2. После перемешивания оставьте сироп вариться порядка получаса или до температуры 108 градусов.
  3. Теперь капните немного сиропа на холодное блюдце, а затем разотрите каплю между пальцами и разожмите их. Если сироп потянулся толстой нитью – готово. Такой продукт можно хранить в стеклянной таре при комнатной температуре около 3 недель.

 

Кукурузный сироп – 181 вкусный рецепт с фото и пошаговым описанием

Воздушные зефирки маршмеллоу

чтобы сделать зефир маршмеллоу в домашних условиях:
12 гр. быстрорастворимого желатина
60 гр. воды
200 гр. сахара
60 гр. воды
20 гр. ванильного сахара или ванилин на кончике ножа, или ванильная эссенция

FooDee
  • 13 февраля 2020, 18:28
Банановое мороженое

6 спелых бананов
1 ст.л. лимонного сока
3/4 ст. кукурузного сиропа
1+1/2 ст. жирных сливок

Желатиновая мастика для цветов

сахарная пудра — 500 гр
смс 5 гр. или тилозы. (3-4 ч.л. )
желатин порошковый — 12гр ( 2 ч.л. )
холодная вода (прямо из холодильника) — 35гр
кукурузный сироп — 50 гр. (можно заменить сиропом глюкозы или инвертным сиропом)
белок средний — 1 шт.

Love
  • 15 ноября 2015, 21:39
Шоколадная мастика и торт лошадь

желатин- 10 гр.
вода- 80 гр. ( не мл. !)
кукурузный сироп или глюкоза- 215 гр.
глицерин- 18 гр.
кулин. жир или кокосовый жир(crisco, palmin )- 48 гр.
ванили эстракт- 4 гр.

evgesha.s
  • 14 декабря 2009, 21:24
Мастика фондант

1 пакетик желатина в порошке (9 гр. )
60 мл. воды
120 мл. сиропа глюкозы или как его еще называют - кукурузный сироп)
1 чл пищевого глицерина
1/2 чл лимонной кислоты или несколько капель ванильного ароматизатора
1/2 чл соли

evheniya13
  • 21 января 2012, 02:57
Бейглы

400 гр. муки
230 мл. вода
2 гр. сухие дрожжи
1/4 ч.л. соль
1/2 ст.л. мёд/кукурузный сироп
для обварки: 2 л воды и 2 ст.л. мёда

Marilesya
  • 24 февраля 2018, 22:45
Колбаса "ферийская"

свинина полужирная — 5 кг.
соль — 4 ст.л.
insta cure — 2 ч.л.
кукурузный сироп — 3 ст.л. (сухой,кристализированный)!
сахар — 1 ст.л.
сухое молоко — 4 ст.л.

andreytsibulski
  • 02 февраля 2013, 06:49
Коктейль "кровавая мэри"

смесь для коктейля "кровавая мэри"
ингридиенты вода, томатная паста, вустерширский соус "ли энд перринз", (уксус, моласис, кукурузный сироп, анчоусы, вода, лук, соль, чеснок, экстракт тамаринда, гвоздика, натуральные ароматизаторы, экстракт перца чили, соевый и кукурузный белок), соль, чеснок, перечный соус - табаско, сок лайма – 3 части
водка – 2
стебель сельдерея
лед

scorpy
  • 27 января 2009, 17:43
Малиновое суфле

130 гр. малинового пюре
7 гр. кукурузного крахмала
80 гр. белков (от 2-3 яиц)
15 гр. сахара
для сахарного сиропа:
65 гр. сахара на 20 гр. воды

ptichka jako
  • 14 декабря 2011, 19:43
К о л б а с а - " с о в е т с к а я "

говядина не жирная 2 кг.!
свинина полужирная 3 кг.500 гр. !
соль 4 ст.л. !
insta cure 2 ч.л. !
кукурузный сироп 2 ст.л. (кристализированный)!
кориандр 2 ст.л. !

andreytsibulski
  • 17 сентября 2012, 07:17
Ягодное суфле от армана арналя

200 гр. ежевики (замороженной) или любых ягод
10 кукурузного крахмала
130 гр. белков (4 небольших яица)
20 гр. сахара
для сахарного сиропа:
100 гр. сахара на 30 гр. воды

JuliaZ
  • 14 декабря 2012, 23:29
Кукурузный бисквит

4 яйца
50-100 гр. сахара (у меня 50 г)
150 гр. кукурузной муки
ваниль, корица
100-150 гр. жидкости (сироп, сок, молоко и т.п.)
форма d=22 см.

amabilis
  • 21 марта 2010, 19:10
Молочное мороженое с клубникой

клубника — 200 гр
молоко жирностью 4-6 % — 500 мл.
крахмал (лучше всего рисового или кукурузного) — 1 ч.л.
желток — 2 шт
сахарная пудры со вкусом ванили — 1 ст.л.
клубничный сироп (подойдет сироп от варенья) — 500 мл.

Ароматная свинина с ананасами.

1. свиная мякоть-400 г
2. ананасы консервированные -300 г
3. сироп от ананасов-250 мл.
4. имбирь свежий- кусочек с крупный фундук
5. перец среднеострый- немного
6. сок лайма-1 ст.ложка

ogiway
  • 05 декабря 2014, 16:56
Кукурузные блины

мука кукурузная — 1 стак.
кефир (ряженка, натуральный йогурт) — 1 стак.
сода — 0,25 ч.л.
соль
ванильный саxар (опционально)
молоко (примерно) — 1 стак.

tianna_tianna
  • 27 февраля 2012, 14:48
Bunuelos

500 мл. муки
1 ч лж разрыхлителя
пол ч.л. соли
1 ст лж сахара
1 яйцо
125 мл. молока

katu
  • 01 октября 2009, 08:09
Шоколадный пирог с маком

на форму диаметром 24 см:
2 ст. воды (200 мл. )
1 ст. сахара
0,5 ст. жидкого меда
5 ст.л. растительного масла
500 гр. муки

Sparrow
  • 13 апреля 2014, 13:44
Забавный маршмеллоу

сахарная пудра - 2/3 ст.
кукурузный крахмал - 1/3 ст.
вода - 1 ст.
желатин - 3,5 ст.л.
инвертный сироп - 2/3 ст.
сахар - 2 ст.

Telnova
  • 30 сентября 2019, 15:42
Шоколадный "террин" или быстрый десерт без выпечки

125 гр. сливочного масла
300 гр. чёрного шоколада 52%
3 ст.л. кукурузного сиропа(можно заменить на мёд или кленовый сироп)
200 гр. бисквитного печенья(пети-бер)
100 гр. мини маршмелоу(или нарезать на кусочки 2+2 большое)
2 ст.л. коньяка(не обязательно)

natapit
  • 10 августа 2011, 03:32
"колбаса по испански "

свинина 8 кг. (задняя часть)!
говядина 2 кг. (не жирная)!
сало 1 кг.!
соль 10 ст.л. !
insta cure 4 ч.л. !
кукурузный сироп 4 ст.л. (сухой)!

andreytsibulski
  • 27 декабря 2013, 06:57

Ресурс Удава :: Читай :: Креативы :: Черный Аббат

Последнее племя молдаван молилось Матушке-Кукурузе.
−    Матушка кукуруза, меду наварим, пивка набалуем! - пели люди.
−    Дай нам хмелия попити, дай нам зернышка поети,- тянули они.
−    И да избави нас от лукавого русского, и оборони поля наши! - торжественно выводили они.
В лесу, густом и непролазном, словно мохнатка молдавской женщины после Катастрофы — опасная бритва была теперь на три веса золота, - несколько человек в обмотках и лохмотьях из китайских пуховиков, творили обряд. Они стояли на коленях перед гигантской, но зарытой в землю по пояс статуей мужчины с короной на голове и крестом в вытянутой руке. Любой, кто внимательно изучал историю Молдавии до того, как она рухнула в Катастрофе, и бывал в этой стране в начале 21 века, узнал бы в каменном мужчине главный памятник страны - государю Штефану Великому. Беда была лишь в том, что никто историю Молдавии не изучал и до того, как страна рухнула в Катастрофе.
−    По одной простой причине, - объяснял  своим ученикам волхв Сергунька  Ильченко, хоронившийся в лесу с деревенькой.
−    Никому история Молдавии и до катастрофы на хер не была нужна, - говорил он.
В том числе и волхву. Поэтому и он, и вся деревня, - которую Сергунька обслуживал в ритуально-религиозно-идеологическом смысле, - принимали мужика в короне и с крестом за древнее молдавское божество. Единственное, что смущало людей, так это крест в руке идола. Чай, не каменный век какой, а молдаване, - хоть и пережили Катастрофу, - не дикари. Христианская ересь давно уже как из моды отовсюду вышла. Никто, кроме русского супостата, кресту не молится. Но сил на то, чтобы отколоть крест от памятника,-  невесть как оказавшегося в самой глубине молдавских Кодр, - у селян не было. Слишком слабый пошел нынче молдаван. Плохое питание, жизнь в чаще, нехватка солнечного света, продуктов, чистой питьевой воды...
По лесам рыскали экспедиционные карательные отряды русских, которые в ходе кровавых войн после Катастрофы вновь присоединили к себе Королевство Украинское, герцогство Белорусское и графство Молдавское. Экспедиции походили на охоту на людей в фильме «Планета обезьян», которые успели посмотреть те молдаване, что пожили еще до Катастрофы. Сходство усугубляла внешность украинских наемников, которых русские охотно использовали для поимки несчастных молдаван. Но, - верили люди, - все это поправимо. Ведь у нас, молдаван, хоть нас и осталось очень мало, есть еще священная тайна. И, значит, надежда.

Этой-то тайной сейчас как раз и занимался шаман Ильченка и его помощники, двоих из которых он собирался вскоре посвятить в сан Служителей Кукурузы. Давно пора было, ведь Сергуньке исполнялось  на днях сорок лет, а по меркам нынешней Молдавии это было полтора срока человеческой жизни. Войны, охоты русских, экспедиции украинцев, голод, болезни...
В прошлом году, - вспомнил, нахмурившись, глава деревни, кузнец Сорочану,  -от чумы умерло семнадцать человек. Осталось двадцать пять. Это не считая семерых детей, которые вряд ли переживут следующую зиму... Кузнец запахнул поплотнее на груди зеленый ватник, подобранный на месте сожженной русскими соседней деревни — называлась одежда как всегда по-русски смешно, «бушлат», - и сжал в руке молот. Подошел каменному столу у подножия памятника. Подножие — это, впрочем, сильно сказано. Ведь каменный мужик с крестом ушел в землю уже по пояс. Он очень напоминал статую Свободы из фильма про «Планету обезьян». Впрочем, об этом знал лишь человек, лежащий на каменном столе в центре полянки, где проводился обряд — потому что видел этот фильм. Человек был привязан к камню, лицом вниз. Руки его были вывернуты... 
−    Мати земля сыра, рассупонься, - торжественно произнес кузнец и поднял молот.
−    Мати-кукуруза, прими нашу жертву, - сказал шаман Ильченка и приставил осиновый кол между лопаток связанного мужчины. 
Ротмистр оккупационного русского корпуса Клименко, - почувствовав прикосновение  острия к спине, - вздрогнул и заплакал.
Слепыми глазами глядел памятник Штефану на кучку копошащихся у его пояса молдаван...
ХХХ
−    Всем спешиться, подвязать оружие, - велел негромко штабс-капитан Лоринков.
−    В том лесу мятежники, мать их - сказал он.
−    Ворона взлетела! - негромко, но напряженно добавил он, неотрывно глядя на лес.
Над деревьями и правда взлетели птицы. Штабс-капитан Лоринков, второй год прочесывавший Молдавию в поисках туземцев, выполняя приказ о «полном решении молдавского вопроса», улыбнулся. Нет, недаром им в военной академии Тулы были прочитаны труды военного теоретика Роберта Стивенсона «Черная стрела» и учебник по ведению войны в особенных условиях «Семь подземных королей».
Примета — кружащие над деревьями птицы, - никогда не обманывала.
Малограмотная солдатня в отряде Лоринкова и понятия не имела, каким образом  офицер определяет наличие в том или ином массиве людей, и считала штабс-капитана чем-то вроде колдуна. Это Лоринкова, - который скрыл свое происхождение, переметнувшись в ряды Русской завоевательной армии, - устраивало.
До Катастрофы он работал корректором в газете и старательно исполнял в Молдавии роль Пятой Колонны, благодаря чему количество опечаток в изданиях превысило все возможные нормы. Не миновать бы за это увольнения, - вспомнил с удовлетворением Лоринков, - да вовремя грянула Катастрофы. Взорвалась бомбочка, исчезли главные мировые игроки и единственные владельцы атомного оружия — США и Иран. Рассыпались американская и персидская империи, мир вздохнул свободно, и, как и положено, - когда исчезают мировые жандармы, - принялся за резню. Оружия практически не осталось, пришлось вернуться к латам, лукам, стрелам, копьям... Побеждали те, кого было больше, кто был храбрее и кому было плевать, что с ними станут.
−    Стало быть, побеждать стали мы, русские, - подумал молдаванин Лоринков со слезами гордости на глазах.
Путь его к офицерству не был прост. Лоринков заманил в подвал русского солдата, пообещав показать бочку вина, и зарезал там беднягу. Выправил на себя его документы. Потом добрался до России. Два года в командном училище в Туле, несколько месяцев практики на молниеносной Прибалтийской войне — причем латыши напали первыми, по старинке надеясь установить в России свои порядки, как в 17-м, - и вот, он уже в Молдавии. Здесь Лоринкову предстояло зачистить весь запад бывшей независимой Молдовы, что он и сделал в кратчайшие сроки. Он уничтожал молдаван свирепо, как и полагается настоящему предателю.
За это он получил чин штабс-капитана и ответственное задание.
−    Выполнишь его, сынок, получишь следующий чин, чин хорунжего, - сказал седоусый русский полковник Гельман, прибывший в Молдавию на инструктаж.
−    Только помни, - добавил полковник, отличившийся по время Еврейской резни, когда евреи вырезали всех биробиджанцев, - если не справишься, повесим тебя самого у дороги.
−    Как ренегата и молдавашку, - сказал полковник.
−    Кстати, рожа у тебя какая-то странная, - сказал полковник, щурясь пристально.
−    Молдавская у тебя какая-то рожа, - сказал полковник Гельман.
−    Не как у нас, у чистокровных русских, - сказал он.
−    Никак нет, - сказал штабс-капитан Лоринков, - ошибаться изволите, мой полковник.
−    Это я от пыли и походов почернел, - сказал Лоринков.
−    Работа нервная, все время на солнце, да на открытом воздухе, - сказал Лоринков.
Полковник нехотя кивнул, отошел. Стал наблюдать за тем, как отряд Лоринкова разорял деревеньку Шарпены. Сначала подожгли все дома, потом согнали местных жителей на обрыв над Днестром. Насчитали сто пятнадцать душ. Жирный улов, отметил про себя Лоринков. Галантно уступил полковнику Гельману право вести окончательную расправу. Тот, расцветший, поправил на плечах цветастые эполеты, запахнул шикарный, - золотом шитый, - халат с наклейками (Лоринков мельком заметил Мики-Мауса, культурного героя эпохи до Катастрофы). Поднял маузер. Визгливо заговорил:
−    Молдаване! - взвизгнул полковник Гельман.
−    Нам, русским, необходимо жизненное пространство, которое вы занимаете, - сказал он и выстрелил.
Выстрелил еще раз. Еще. С недоумением поглядел на маузер.
Штабс-капитан Лоринков вышел из строя, - снял предохранитель на оружии, которое полковник так и держал в вытянутой руке,-  и вернулся к коню. Снова прыгнул в седло. Полковник благодарно кивнул. Толпы сельчан глядела на него тупо, без надежды. Дети уже и не плакали даже. Это хорошо, подумал Лоринков. Он не выносил, когда плачут дети. Но был безупречно жесток — всплыви правда о его происхождении, не миновать штабс-капитану петли... Лоринков, впрочем, молдаван особо и не жалел.
−    Неумолимая блядь диалектика, - сказал он самому себе, решив раз и навсегда решить вопросы национальной самоидентификаци, и не возвращаться к нему.
−    Кто дал себя уничтожить, тот лох, - сказал капитан зеркалу, бреясь.
−    А я не лох, - сказал и правда смышленый капитан.
После чего, на всякий случай, разбил зеркало...
… Полковник Гельман договорил речь — Лоринков запомнил что-то про «комплекс фрустрации», «расстрел как инсталляция» и «сам-то подался в культуртрегеры, потому что бездарное говно», - и махнул платочком. Каратели принялись теснить толпу к обрыву. Мужчины старались держать напор военных до последнего, матери плакали.
Потом и дети зарыдали...
Лоринков отъехал на несколько метров, и глядел, как отрываются от обрыва один за другим молдаване и, кружась нелепо, словно изломанные куклы, падают на известковые скалы внизу. Некоторые, поняв бессмысленность сопротивления, сбрасывали детей, потом прыгали сами. Постепенно скалы стали бурыми. Людей на краю обрыва оставалось все меньше. Лоринков перевел взгляд на полковника Гельмана и с удивлением увидел, что тому плохо... 
Вечером, - когда отряд, по обыкновению, перепился и трахал тех женщин, казнь которых отложили до завтра, - полковник держал речь перед офицерами:
−    Кого мы растим? - сказал он.
−    Неврастеников, психопатов и алкоголиков, - сказал он.
−    Нам не нужна бессмысленная жестокость, - сказал он.
−    Мы Решаем Вопрос, а не предаемся извращенному садизму, - сказал он.
−    Отныне убивать всех быстро, - сказал он.
Штабс-капитан Лоринков, вспомнив речь полковника, ухмыльнулся. Легко сказать «быстро». А как сотню человек быстро перебить, если из оружия у тебя только мечи да копья, а огнестрел лишь у больших начальников? Но перечить полковнику никто не стал. И он, сжимая в руках пакет с подарками, - коврик из волос молдаванки, ожерелье из зубов молдаван, чашка из черепа, - отбыл в какую-то свою Пермь. А мы остались, подумал Лоринков. И, вспомнив, задание, помрачнел. Оглядел отряд.
Все спешились. Все старались не шуметь — штабс-капитан был человек злой, на расправу скорый, - и глядели на лес. Для них это было лишь очередной зачисткой. Лоринков же знал, что от сегодняшней операции зависит его будущее. Ведь именно здесь находятся последние три десятка молдаван — остальных просто не осталось. И он, штабс-капитан Лоринков, должен не только уничтожить тридцать последних молдаван на земле, но и выпытать у них Тайну.
−    Кукурузный мед, - вспомнил Лоринков страшный шепот полковника.
Улыбнулся. Вечно в Русском Штабе что-то выдумывают. Но перечить нельзя — в Москве у власти сейчас полно евразийцев и мистиков. На Дальнем Востоке коллегам Лоринкова приходилось искать Священного Тигра Шамбалы, праправнука того тигра, которого, якобы, поцеловал в десны взасос легендарный и полумифический правитель Древней Русской Федерации святой Владимир, в Азии — перстень Чингис-хана, в Архангельске — Великого Моржа Урги. Даже в Эстонии пришлось работать, потому что какому-то обкуренному евразийцу померещилось, будто там можно найти Священную Шпроту Балтики. Дошли до того, что искали, как священную реликвию, матрац, который, - якобы, - трахался с каким-то стопроцентно русским святым, умученным за свободу, Витькой Шендером, и Витька от матраца понес, но был умучан, будучи в положении, что усугубляло вину его мучителей... Мракобесие цвело.
Все это, конечно, глупости, думал Лоринков.
Но начальству не перечил, ведь жизнь человеческая после катастрофы стоила даже меньше, чем ничто...
Поэтому Лоринкову ничего не оставалось, кроме как ответить «есть» на приказ найти священный напиток недобитых молдаван. Кукурузный мед... Штабс-капитан в существование такого напитка не верил, конечно, но... В любом случае, сейчас это выяснится, подумал он. Тридцать последних в мире молдаван — вот они, тут. В лесу... Ну, не считая его, но он-то давно уже не молдаванин...
Отдал небрежно стремя от лошади денщику, Сергуньке Эрлиху, из одесских жидков. Того Лоринков подобрал после погрома, выправил новые документы на Чистоту Крови, и теперь Сергунька каждый взгляд штабс-капитана ловил с благоговением. А Лоринков, до поры до времени не вынимая палаша, - чтоб не блеснул, - пошел, пригнувшись слегка, к лесу.
Отряд последовал за ним, на ходу разворачиваясь в цепь. 

ХХХ
−    Хряк, - сказал пленный ротмистр и страшно плюнул куском легкого.
Розовое, оно пузырилось, и напоминало кусок окровавленного мыла. Ротмистр забился на камне, но туземцы, ухватившие его за руки и ноги, не дали несчастному пошевелиться. Так, - мыча из-за веревки в зубах и дергаясь из-за осинового кола в теле, забитого со спины, - ротмистр и стал умирать. .
−    Мать-кукуруза, прими! - сказал шаман и кивнул кузнецу.
Тот выдернул кол из спины ротмистра, перевернул еще теплого пленного на спину и саданул ему молотом по лбу. Потом еще раз и еще. Треснул череп. Прицелившись получше, Сорочану снес, наконец, половину черепа. Из головы живого еще, - но уже отключившегося - вояки, стали зачерпывать мозги, словно из чаши... Рвались сосуды, но шаману, вошедшему в транс, уже не было противно. Над памятником Штефану кружило воронье... 
−    Мати-кукуруза, дай испить! - крикнул шаман.
От котла, дымившего на краю опушки, отошла одна из женщин. В руках держала она парадную, эмалированную — всю в трещинах, - кружку. Курился над кружкой дымок. Шаман принял варево торжественно, стал наливать в голову тела, которое усадили. Скреб ногами землю ротмистр, дергался, словно препарированная лягушка... Волхв, улыбнувшись небу, стал наливать в пустую голову жидкость. Поместилось пять чашек.
−    В хорунжего бы и все семь влились, - подумал кузнец.
−    Хорунжие поумнее, - подумал он.
−    А в прапорщика так и все десять, - подумал он.
Сколько чашек кукурузного меда поместилось бы в голове Сержанта, кузнецу даже и думать не хотелось. Ведь Сержант был в новой табели о рангах главнокомандующим всех войск.
К сожалению, от старых армий — до Катастрофы, - сохранились лишь смутные воспоминания и названия должностей и званий. Какое из них стояло над каким и под каким, определить было уже невозможно, поэтому их разбросали в произвольном порядке...
Наконец, голова жертвы заполнилась кукурузным медом.
Шаман жестом призвал к себе жителей деревеньки.
−    Пей мед кукурузный, пей жизнь матушки кукурузы, - говорил он каждому.
Туземцы  по очереди подходили к дергающемуся еще телу и отпивали по глоточку из дымящейся головы. После этого каждый получал кружку кукурузного меда уже из котла. Люди краснели, улыбались, становились раскованнее...
Кукуруза нынче была на весь золота, выращивали ее от силы килограммов десять за год. Основной едой стали кора да лебеда. Из кукурузы же готовили священный мёд по рецептуре старинного «молдавского вина». Такого древнего, что установить, что именно это был за напиток и из какого злака готовился, было уже невозможно. Рецепт хранили втайне от русских оккупантов и передавали от деревни к деревне...
Шаман Сергунька знал, что окрест леса все опустело, и всех, кроме них, вырезали. Об этом ему сказал дух Матушки-Кукурузы, ну, или, - если честно, - это Сергунька подслушал, когда прятался у дороги, а по ней проезжали двое выпивших спирта русских офицеров...
Между тем, обряд закончился. Голову ротмистра вычерпали до конца. Тело бросили к подножью каменного идола с короной. Началась пирушка. Люди, умиравшие от голода и холода, старались взять от краткого мига веселья все. Некоторые уже залезли на корону Штефана и блевали оттуда прямо на тех, кто совокуплялся у пояса идола. Кто-то пел «Меланхолие дулче мелодие» и тряс головой. Шаман Сергунька Ильченка  улыбался, глядя на свой народ.
−    А ведь это и есть весь мой народ, - подумал он со слезами на глазах.
−    А ведь я плачу, - подумал он.
−    Я плачу, и это так прекрасно, - подумал он еще. 
−    Я словно Ахилл, - подумал шаман, до Катастрофы преподававший литературу в школе для отсталых детей.
−    Ахилл из издания «Одиссеи» для средних вспомогательных школ для детей с задержками в развитии, - подумал он. 
Впрочем, слезы можно было списать и на крепкое хозяйство одного из учеников, который спьяну оприходовал шамана сзади, перепутав его с женщиной. Немудрено, ведь волосы у всех были длинными и завшивленными одинаково... Это, кстати, - и волосы и хозяйство ученика сзади, - вдвойне и втройне роднило шамана Ильченку с древнегреческим героем... Что же послужило причиной моих слез, подумал шаман, - рыдая все сильнее, -  и решил выяснить это, прибегну... 
Тут-то на опушку и выбежали солдаты.
ХХХ
… Спустя какой-то час полянка стала выглядеть еще более разнузданно. Теперь она напоминала поле на каком-нибудь рок-концерте еще в те времена, когда в мире существовали электронные музыкальные инструменты, хипстеры, пидарасы, и радио для мужественных и хипестров и альтернативных пидарасов, «Наше радио»...  Солдатня разгромила шалаши туземцев, и некоторых из них вздернула прямо на руке каменного идола. Штабс-капитан Лоринков глазам своим не верил. Памятник Штефану Великому! Как он здесь, в лесу, оказался? Надо будет пустить его по Днестру, подумал Лоринков, и подталкивать баграми до самых порогов...
−    Впрочем, о чем я, - подумал Лоринков.
−    Памятник ведь каменный, - подумал Лоринков.
−    Он же утонет, - подумал Лоринков.
Нервы сдают, подумал он, и потрогал носком сапога пустую голову  ротмистра, ужасно умерщвленного туземцами. Если бы не снятая верхняя часть черепа, то ротмистр выглядел бы  живым.
Отсутствие мозга мало что меняет в выражении лица военного,  - подумал с непроницаемым выражением лица штабс-капитан Лоринков.
Глянул в небо. Солнце уже опускалось к руке Штефана с крестом, которым памятник молчаливо осенял все, происходящее под ним. Следовало поторопиться. В первую очередь надо разобраться с детьми, знал Лоринков, который терпеть не мог, когда плачут дети. Из-за этого над штабс-капитаном часто подтрунивали коллеги. Что поделать, у каждого свои слабости... Солдатня, знавшая это, смотрела выжидающе. Лоринков кивнул, и ткнул в сторону детей рукояткой палаша. Отвернулся. Спустя пару минут вновь взглянул. Дети валялись в углу, быстро порубленные, без издевательств...
−    Баб теперь кончайте, - велел штабс-капитан.
Баб порешили не так быстро, и тут уж поделать штабс-капитан ничего не мог. К тому же, на курсах офицеров в Туле русский инструктор, - бородатый чечен, попивавший спирт из самовара, - объяснил множество важных вещей. Среди них была и такая.
−    Нет никакой биля смысл давать биля приказ который биля один хер никто биля не станет биля выполнять, - сказал чечен.
−    Это биля только подрывает твой биля авторитет биля командыр, - сказал чечен.
−    Ты биля ни в автаритет после такого биля, - сказал чечен.
−    Вот так биля, - сказал он.
Лоринков не собирался подрывать свой авторитет командира. Так что он спокойно досмотрел, как солдаты дотрахают женщин, и повесят их. Приступят к мужчинам...Когда и тех начали, смертно мучая, убивать, Лоринков велел остановить расправу.
−    Двоих мне оставить, - велел он.
−    Для допроса, - пояснил он солдатам.
По стечению обстоятельств, последними оказались шаман и кузнец. Лоринкову принесли корягу поудобнее, и штабс-капитан со вздохом уселся. Посмотрел скучающе на дикарей молдаванских. А ведь прямо трагедия из Красной книги, подумал он. Последние две особи вымирающего вида, подумал он. Сами виноваты, подумал он. Преимущества империи очевидны, подумал он. Не было нужны воевать с Римом, следовало стать римлянином, подумал он. Как же от них воняет, подумал он. С этого и решил начать.
−    Вонючки, блядь, - сказал капитан.
−    Вы, вонючие друзья мои, последние две особи вымершего вида, - сказал штабс-капитан.
−    Желаете сохранить себе жизнь, поделитесь со мной тайной, - сказал он.
−    Кукурузный мед, - сказал он.
−    Рецепт, - сказал он.
Мягко улыбнулся. Склонил голову.
Из-за закатного Солнца над головой Штефана венец государя окрасился красным. Штабс-капитан Лоринков вздрогнул. Русская солдатня, безразличная к cultural references молдавского менталитета, разбрелась по полянке.
Гремели котелки, закипала в них водка, доставался из карманных матрешек пайковый кокаин...
ХХХ
… на втором часу кузнец не выдержал и стал кричать. Уж больно неотесанной была солдатня, по очереди подходившая к нему выпытывать секрет Кукурузного Меда. А шаман, - хоть и сильно скрипел зубами, - но молчал. Так бы и бились безрезультатно каратели над двумя последними молдаванами, если бы не смышленый денщик Лоринкова.
−    Ваше сиятельство, - сказал он тихонько штабс-капитану.
−    Да вы гляньте на этого пидара, - сказал он штабс-капитану, указав на шамана.
−    Да он же наслаждается, - сказал денщик.
И верно, подумал Лоринков, прилягший отдохнуть, пока солдатня трахала пленников.
−    Молодец, азиат, - потрепал он по макушке денщика.
−    Перехваливаете, ваше сиятельство, - сказал Сергунька.
−    Отставить, - велел штабс-капитан солдатам.
−    Бить по пяткам! - велел он.
После этого, наоборот, шаман начал орать, а кузнец запыхтел, но не проронил ни крика. Капитан, спросонья, щурился на опушку, трупы туземцев, остывшие котлы... Как всегда, когда поспишь днем, болела голова.
−    Капитан, - сказал вдруг кузнец, у которого на ноге из-под окровавленного мяса показалась кость.
−    Ну? - сказал Лоринков.
−    На пару слов, капитан, - попросил кузнец.
−    Слушаю, - сказал Лоринков, подойдя, и глядя брезгливо.
−    Капитан, я расскажу, - сказал кузнец шепотом.
−    Только шамана убейте, - попросил он.
−    Стыдно... предавать, - сказал он.
Экий стервец, подумал удивленно капитан. Животное животным, а однако же, и человеческое не чуждо... Не забыть бы записать, подумал Лоринков, мечтавший втайне сделать писательскую карьеру и издаться где-нибудь в Костроме, где, по слухам, работали еще цеха переписчиков. Потому, кстати, Лоринков и переметнулся к русским.
−    За то, чтоб книжку издать, - говорил честолюбивый Лоринков, - можно и родину продать!
Правда, как и все молдаване, не очень задумывался о том, что книжку сначала нужно написать. Впрочем, все это далекое прошлое, знал Лоринков. Как и его происхождение, о котором капитан уже и забыл. Это было... словно труп в кухонном шкафу, подумал Лоринков, так и не выучивший русский язык как следует. Это его, впрочем, нисколько не выдавало. Все русские военные говорили по-русски очень плохо... 
Лоринков кивнул, подошел к шаману. Обнажил палаш, примерился, размахнулся... Покатилась голова предпоследнего молдаванина по окровавленной траве, и остановилась прямо у пояса в землю ушедшего Штефана... Равнодушно глядел основатель молдавской нации на то, как умирали последние люди ее... Солнце наполовину уже за лесом скрылось...
−    Ну-с, животное, - сказал штабс-капитан Лоринков кузнецу.
−    Теперь изволь рецепт Кукурузного Меда поведать, - сказал он. 
Кузнец, скрестив руки на груди, гордо ответил:
−    Умрет он вместе со мной.
−    А шамана я потому попросил убить, чтоб не выдал он секрета, - сказал кузнец.
−    Не был я уверен в шамане, - сказал кузнец.
−    А мне смерть не страшна, - сказал кузнец.
−    С народом моим помру, - сказал он.
−    И рецепт меда кукурузного навсегда в могилу уйдет со мной, - сказал он.
−    Так надо, - прохрипел он.
−    Тайна кукурузного меда уйдет в небытие... - сказал он.
−     … вслед за последним молдаванином, - сказал он.
И ушел в небытие.
Глядя на то, как солдаты пытаются привести в чувство кузнеца, забитого до смерти, штабс-капитан Лоринков вынужден был признать, что туземец оказался прав. Как ни пытали кузнеца, он предпочел умереть. И, стало быть, кукурузный мёд, вслед за молдаванами, птицей додо и стеллеровой коровой, ушел в прошлое навсегда, знал Лоринков.
Все это, впрочем, казалось скучным и неинтересным.
Штабс-капитан понял вдруг, что очень устал.
И ничего, - совсем ничего, - не хочет.
ХХХ
Ночью штабс-капитана разбудил слабый шепот.
−    Ваше высокоблагородие, - шептали над головой капитана.
Тот, не удивившись, сел. Денщик всегда предпочитал стучать на провинившихся по  ночам. Но на этот раз разбудил он капитана совсем по другой причине. В руках денщик держал табличку из глины.
−    Ваше превысокоблагородие, - сказал тихонько денщик.
−    Ваше королевское величество, - сказал он.
−    Пока вы изволили отдыхать, я тут рецептик, - сказал он.
−    Того... - сказал он.
−    Они, его, оказывается, в тайнике хранили, - сказал он.
Бережно протянул Лоринкову табличку с рецептом кукурузного меда. Штабс-капитан сел. Храп раздавался над поляной. Вдалеке маячил неясной тенью памятник Штефану. Пахло невыносимо трупами, которые, конечно же, не закопали. Лоринков потер виски.
По низкому бессарабскому небу сползали крупные да влажные, - словно слезы - молдавские звезды... А ведь я один теперь, совсем один, понял Лоринков. Последний из молдаван, вдруг вспомнил все про себя  он...
Молчал штабс-капитан долго. Денщик смотрел выжидающе.
−    Молодец, Сергунька, - сказал Лоринков.
−    Будешь за это у меня еще и ординарцем, - сказал он.
−    Ваше благородие, - сказал Сергунька, упал на колени и вдруг заплакал.
−    Я ведь... ваш благородь... я ведь знаю... все про вас, - сказал он, рыдая.
−    Я ведь и сам — последний еврей... - сказал он.
−    Я никому не скажу ваше благородие, я на вас век молиться бу... - сказал он.
Лоринков, словно с недоумением  глядя на затылок денщика, бросившегося целовать левую руку, выхватил палаш правой. Отойдя на шаг назад, рубанул что есть силы.  Поглядел, как денщик уткнулся лицом в землю, словно на вечерний намаз. Отвернулся брезгливо от разрубленного затылка. Посмотрел на табличку, шевеля губами, потом  бросил ее оземь.
Наступил, растоптал.
−    Сергунька, Сергунька, - сказал он трупу, повышенному до ординарца.
−    Вы, евреи, себя еще понапридумываете, - сказал он задумчиво.
−    А мы, молдаване, и правда кончились, - сказал он грустно.
Вышел из лесу, побрел к холму у реки. Там остановился и огляделся. Шумел где-то внизу Днестр, усеянный отражениями звезд. Молдавская ночь — жирная, густая, словно вино, которое ренегат Лоринков, конечно же, помнил, - окутывала мир. Выглядел он сейчас совсем как до войны. Словно и не было Катастроф, резни, бойни, горя, бед... Ночь все спрятала, и выглядела сейчас Молдавия непривычно мирной, непривычно тихой, непривычно спокойной. 
−    Да, - сказал капитан.
Достал из кармана пистолет, украденный в штабе когда-то.
−    Тайна кукурузного меда и правда уйдет в небытие... - сказал капитан.
−     … вслед за последним молдаванином, - сказал он.
Но потом опустил руку и сидел над рекой до самого утра. Лишь когда звезды перестали отражаться в посветлевшем Днестре, штабс-капитан решился.
От выстрела над лесом взмыло воронье.
КОНЕЦ

Кукурузная мука для кожи: лучшие рецепты масок от «царицы полей»

«Царица полей» кукуруза занимает важное место на любой кухне, ведь ее используют не только для салатов и гарниров. Кукурузную крупу и муку используют для выпечки, приготовления вкусной и полезной каши. Кроме того, мука из кукурузы широко применяется в домашней косметологии и нетрадиционной медицине. Так, например, кукурузная маска зарекомендовала себя как отличное средство.

«Царица полей» кукуруза занимает важное место на любой кухне.

Польза кукурузной муки в косметологии, и ее состав

Зерна кукурузы известны своим уникальным химическим составом. Ее рекомендуют употреблять в пищу в качестве лекарства от многих болезней. Распространение в косметологии, кукуруза получила благодаря своей способности замедлять процесс старения, очищать и тонизировать кожу, лечить акне.

Химический состав муки:

  • витамины группы В;
  • магний;
  • бета– и альфа–каротин;
  • железо;
  • витамины А, К, Е;
  • цинк;
  • фосфор;
  • калий;
  • селен;
  • кальций;
  • натрий;
  • медь;
  • марганец.

Кукурузная мука не содержит глютен и подходит для питания людей с диабетом и другими обменными нарушениями. В косметологии продукт заслужил популярность не только благодаря богатому витаминами составу, но и своим эффективным воздействием на кожу. Промышленная косметика не всегда дает должный эффект, в отличие от простых домашних масок с кукурузой. Умывание кукурузной мукой хорошо очищает поры, успокаивает раздраженную и чувствительную кожу.

В косметологии продукт заслужил популярность не только благодаря богатому витаминами составу, но и своим эффективным воздействием на кожу.

Есть ли вред от ее применения?

Омоложение кожи с помощью муки из кукурузы не имеет противопоказаний. Исключение составляет аллергия и индивидуальная непереносимость. Употреблять в пищу муку и зерна кукурузы нельзя при проблемах со свертываемостью крови и заболеваниях ЖКТ. В косметологических целях, кукурузная мука не приносит вреда.

Кукурузная маска: способы и правила нанесения

Маски с кукурузой решают множество кожных проблем, быстро устраняет прыщи, следы воспаления и угри. Полезные компоненты проникают глубоко в кожу, подтягивают и освежают лицо, разглаживают морщины. Перед тем, как наносить маску, лицо необходимо правильно подготовить. Сначала смыть косметику, тщательно умыться детским мылом, распарить кожу над кастрюлей с горячим травяным отваром. Маску наносят толстым слоем, аккуратно, не растягивая кожу, строго по массажным линиям, не затрагивая кожу вокруг глаз.

Кукурузная маска: лучшие рецепты для лица

Масок с кукурузной мукой очень много, но есть и самые простые и эффективные, которые очень легко приготовить в домашних условиях. Применять их надо регулярно, не реже 2 раз в неделю, в течение 2–3 недель.

Для повышения упругости кожи

Отличная маска–лифтинг из кукурузной муки заметно омолаживает кожу и разглаживает морщинки. Приготовить 20 г муки и яичный белок, смешать, нанести на кожу с помощью широкой кисти и оставить на 20 минут. После этого, остатки маски осторожно снять ватным тампоном, смоченным в настое ромашки, ополоснуть лицо прохладной водой и смазать питательным кремом.

С глиной

Быстро очищает поры, успокаивает проблемную и жирную кожу маска на основе голубой глины.

Взять:

  • 15 мл настоя мелиссы;
  • столько же муки;
  • 5 г глины.

Смешать сухую глину с мукой, добавить немного настоя, перемешать, нанести на лицо и оставить на 20 минут. Смыть маску кипяченой водой с несколькими каплями белого вина. Такой комбинированный рецепт подойдет обладателям жирной, нормальной и зрелой кожи.

Классическая кукурузная маска с добавлением меда

Рецепт можно использовать как замечательный домашний скраб или маску. Отлично очищает поры и омолаживает кожу, тонизирует и укрепляет контур лица.

Приготовить:

  • 1,5 ч. л. меда;
  • 1 ст. л. муки;
  • немного воды.

Ингредиенты смешать и нанести на очищенную и распаренную кожу, помассировать 3–5 минут и оставить на четверть часа. Сполоснуть лицо водой и смазать увлажняющим кремом.

Можно ли использовать в уходе за волосами?

Мука из кукурузы не содержит клейковину, что позволяет использовать ее для мытья и оздоровления волос. Кукурузная мука для волос, рецепт маски поможет очистить и увлажнить волосы. Можно муку смешать с водой и нанести на влажные локоны. Спустя полчаса, смесь вычесать частым гребнем и сполоснуть водой. Придать волосам блеск и избавить от перхоти поможет питательная маска. Кефир добавить в муку, размешать, смазать волосы, оставить на 20–30 минут и смыть.

Домашний кукурузный шампунь легко приготовить самостоятельно, смешав 140 г муки и по 20 капель касторки и лавандового масла. Смесь нанести на кожу головы и волосы, помассировать и ополоснуть. Достаточно применять его дважды в неделю, чтобы волосы стали здоровыми, крепкими и блестящими.

Отзывы о кукурузной муке

Те, кто использовал кукурузные маски остались довольны результатом.Инна: Часто экспериментирую с домашними масками и скрабами, но рецепты с кукурузной мукой мне понравились больше всего. Готовить и применять их очень просто, а кожа становиться чистой и упругой уже через пару применений.


Смотрите также

 


Copyright © MedPetrova.ru Карта сайта, XML.